Проект документа «О церковном браке»

Сергей

05 окт. 2015 г., 17:48:02

Раздел III "... В настоящее время Русская Православная Церковь на основании священных канонов, определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» и Основ социальной концепции Русской Православной Церкви считает допустимыми для рассмотрения вопроса о признании брака распавшимся следующие поводы:..."
В данном тексте указано, что Русская Православная Церковь допускает ниже перечисленные поводы к расторжению брака, на основании церковных канонов. Однако церковных канонов, противоречащих словам Спасителя быть не может. В Социальной концепции РПЦ об этом так и написано: "...Единственным допустимым основанием развода Господь назвал прелюбодеяние, которое оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской верности..."
В основание допущения для расторжения церковного брака в социальной концепции, на которую идет ссылка, приведены следующие доводы: "...Законы Византии, установленные христианскими императорами и не встречавшие осуждения Церкви, допускали различные основания для развода. В Российской Империи расторжение брака на основании существующих законов производилось в церковном суде..."
Далее в документе:
"... В настоящее время Русская Православная Церковь на основании священных канонов, определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» и Основ социальной концепции Русской Православной Церкви считает допустимыми для рассмотрения вопроса о признании брака распавшимся следующие поводы:
а) отпадение одного из супругов от Православия;
б) прелюбодеяние одного из супругов (Мф. 19, 9) и противоестественные пороки;
в) вступление одного из супругов в новый брак в соответствии с гражданским законодательством;
г) монашеский постриг одного из супругов, совершенный при условии взаимного согласия и выполнения всех нравственных обязательств по отношению к членам семьи; постриг, совершенный без соблюдения этих условий не может считаться действительным, а последствия его должны регулироваться Положением о монастырях и монашестве;
д) неспособность одного из супругов к брачному сожитию, явившаяся следствием намеренного самокалечения;
е) заболевание одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, а также медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга;
ж) безвестное отсутствие одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа; указанный срок сокращается до двух лет после окончания военных действий для супругов лиц, пропавших без вести в связи с таковыми, и до двух лет для супругов лиц, пропавших без вести в связи с иными бедствиями и чрезвычайными происшествиями;
з) злонамеренное оставление одного супруга другим;
и) совершение женой аборта при несогласии мужа или принуждение мужем жены к аборту;
к) посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого либо детей, установленное в судебном порядке;
л) неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, наступившая в течение брака, подтверждаемая медицинским свидетельством..."

Из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:
1. в проекте документа «О церковном браке" идет ссылка на социальную Концепцию РПЦ, определения Священного Синода и необоснованное приравнивание к смерти вышеуказанных пунктов а-л.
2. Социальная концепция и указанные решения Священного Синода по словам самой Концепции противоречат словам Спасителя.
3. все, что в учении Церкви противоречит учению Евангелия, должно быть приведено в соответствие с учением Евангелия и учению святых Отцов, а не практике "... не встретившей осуждения Церкви..."

На основании вышеизложенного предлагаю:
1. внести исправления в пункт Х. Социальной концепции РПЦ, а именно исключить основания для развод кроме смерти и прелюбодеяния одного из супругов.
2. внести исправления в раздел III проекта документа «О церковном браке", а именно исключить все основания для расторжения брака кроме смерти и прелюбодеяния одного из супругов.
3. считаю неприемлемым приравнивать к смерти указанные выше обстоятельства. Смерть - состояние отделения души человека от тела и прекращения возможности покаяния. Оставление же самого близкого человека в самых тяжелых обстоятельствах или при неумении (нежелании) прийти к взаимному согласию является малодушием и(или) предательством и приравниваться к смерти супруга не может.

"И возвратится прах в землю, чем он и был, а дух возвратится к Богу, Который дал его" (Еккл.12, 7)
Свт. Игнатий Брянчанинов:"...смерть есть только разлучение души с телом...Смертью болезненно рассекается и раздирается человек на две части, его составляющие, и по смерти уже нет человека: отдельно существует душа его, и отдельно существует тело его..."
Преподобный Ефрем Сирин:"...Разве не знаете, братия мои, какому страху и какому страданию мы подвергаемся в час исхода из этой жизни при разлучении души с телом?.." и т.д.

В ТОМ ВИДЕ В КАКОМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ ЭТОТ ДОКУМЕНТ ПРИ ЕГО ПРИНЯТИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКОВЬЮ ОН ПРИВЕДЕТ К РАСПАДУ ИНСТИТУТА СЕМЬИ И ПОЛНОМУ ИСКАЖЕНИЮ САМОГО ПОНЯТИЯ БРАКА В СОЗНАНИИ ЛЮДЕЙ УЖЕ ЧЕРЕЗ 5-10 ЛЕТ, А В САМОЙ ЦЕРКВИ К РАСКОЛУ, Т.К. ХРИСТИАНСКАЯ СОВЕСТЬ ПАСТЫРЕЙ (А ИМЕННО НА НИХ БУДЕТ ЛЕЖАТЬ ОСНОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ) НЕ СМОЖЕТ ПРИНЯТЬ ТАКИХ НЕПОТРЕБНЫХ НОВИЗН.

В заключение привожу цитату из сочинения прп. Викентия Леринского "Рассуждение о вере" глава 1 "Памятные записки Перегрина о древности и всеобщности кафолической веры против непотребных новизн всех еретиков":
"...В самой же кафолической Церкви особенно должно заботиться нам о том, чтобы содержать то, чему верили повсюду, всегда, все; ибо истинно и в собственном разуме кафолическое, как показывает значение и смысл наименования сего [ [5]], — то, что все вообще объемлет. Но это будет наконец тогда, когда мы последуем всеобщности, древности, согласию; а всеобщности последуем мы тогда, когда признаем истинною ту только веру, которую исповедует вся по Земному Шару Церковь; а древности — тогда, когда никак не отступим от тех мыслей, которые, несомненно, одобрены святыми предками и отцами нашими; а согласию — тогда, когда в самой древности последуем определениям и мыслям всех или по крайней мере большинства священников и вместе учителей..."

Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению

01 окт. 2015 г., 16:13:02

Разрешите выразить благодарность всем членам комиссии Межсоборного присутствия за предоставленную возможность соборного обсуждения столь значимого документа от лица участников Пастырского семинара, проводимого Синодальным отделом по церковной благотворительность и социальному служению Московской Патриархии и Православным Свято-Тихоновским Богословским институтом с целью обсуждения актуальных вопросов пастырской практики. На семинаре, прошедшем 28 сентября 2015 г., проект документа был внимательно изучен и вызвал самое заинтересованное обсуждение. Участники семинара, отметив давно назревшую необходимость появления подобного документа, выразили ряд пожеланий и предложений.
Прежде всего, документ требует обстоятельного введения, в котором с большей обстоятельностью и полнотой раскрывались бы богословские основания брака как Таинства. Еще одним существенным недостатком проекта документа является отсутствие в нем раздела о последствиях заключения брака.
Другие принципиальные предложения по внесению в документ приведены ниже.

1. В проекте документа отмечено, что совершение венчания в редких случаях возможно до государственной регистрации брака «к примеру, в случаях предстоящего участия в военных действиях, тяжкого заболевания или длительного расставания будущих супругов. В ситуациях, требующих безотлагательного решения о венчании до государственной регистрации, священник может самостоятельно принять таковое решение, с последующим докладом о том епархиальному архиерею» (1 стр., 2 абзац).

Однако в проекте документа не рассмотрены ситуации, когда государственная регистрация брака вовсе не может быть совершена по причинам, не зависящим от желающих вступить в брак, либо крайне негативно отразится на их социальном статусе.

Предложение по внесению в документ:

В жизни людей по различным, зачастую не зависящим от них обстоятельствам, могут возникнуть такие ситуации, когда официальная регистрация брака в ЗАГСе невозможна, либо крайне затруднена.
Обязанность расписаться человеку, который ищет венчания - это не часть «позитивного» права Церкви, зафиксированного в качестве писаного закона на бумагу, а часть права обычного, которое по статусу ниже. Это устойчивый, но всё-таки обычай. Некоторые вещи Церковь позитивирует в виде писаных законов, тем самым строго очерчивая их границы, а другие, как например, традиция венчать только после регистрации брака в ЗАГСе - оставляет без позитивации, предполагая пастырский подход к ним.
Несомненно, позиция Церкви однозначна в тех случаях, «когда лица проживают совместно длительное время, нередко имеют общих детей, но не состоят в церковном или зарегистрированном государством браке, причем обе или одна из сторон такого сожительства не желает ни регистрировать отношения, ни венчаться. Такие сожительства греховны, а их распространение в мире является противлением замыслу Божию о человеке, опасно для института брака и не может получить никакого признания со стороны Церкви» (Об участии верных в Евхаристии, V).
Однако, в тех случаях, когда люди искренне желают вступить в брак, хотят венчаться, но по различным обстоятельствам не могут на текущий момент официально свой брак зарегистрировать – священник не должен исходить из формальных причин и отказывать людям, не разобравшись досконально в их конкретной ситуации. В таких случаях на пастырей ложится обязанность выяснить, насколько эти люди понимают, что такое брак, насколько они готовы быть верны друг другу и нести всю ответственность супружеской жизни, а также разобраться в обстоятельствах, мешающих им расписаться.
Если духовник найдёт, что такие люди действительно намереваются создать полноценную семью, но по некоторым объективным причинам не могут заключить официальный брак, то в виде крайнего исключения допустима практика совершения Таинства Венчания без предварительной регистрации брака в ЗАГСе. При этом священник должен убедиться в твёрдом намерении таких супругов официально расписаться сразу, как у них появится такая возможность.

2. В проекте документа справедливо затронута тема необходимости подготовки к таинству Брака: «Церковь благословляет браки тех лиц, которые осознанно приступают к этому таинству. В современных церковных документах предписано: «По причине невоцерковленности большинства вступающих в церковный брак представляется необходимым установить перед таинством Брака обязательные подготовительные беседы, во время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен разъяснить вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими шага, раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной, объяснить смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и православного учения о спасении» (2 стр., 2 абзац).

Бывают случаи, когда супруги в молодых церковных семьях после венчания выясняют, что имеют различные взгляды на вопросы деторождения и использования контрацепции, ввиду того, что эти темы до брака не обсуждались. Некоторые священники не решаются или не считают важным спрашивать у приходящих к ним людей про использование контрацепции. Имеет смысл в документе отдельно акцентировать внимание на важность обсуждение данных тем при подготовке к браку.

Предложение по внесению в документ:

Во избежание ситуаций, когда в ходе семейной жизни супруги обнаруживают, что расходятся во взглядах по вопросам деторождения и использования контрацепции, священникам, совершающим Таинство Венчания, необходимо предварительно подробно обговорить эти темы с каждой из сторон, либо совместно с обоими будущими супругами. Семья предполагает единство мужа и жены по всем основополагающим вопросами совместной жизни, и совершение Таинства Венчания невозможно без абсолютного консенсуса супругов по данным вопросам. Здесь недостаточно просто иметь консенсунс по данному вопросу – нужно иметь консенсунс, соответствующий православному взгляду на брак, т.е. при плотском общении - обоюдное желание родить ребёнка.
Эти же вопросы должны подниматься в ходе огласительных бесед перед совершением Таинства Крещения людей, состоящих в браке.
Пастырь не должен смущаться разговором на данные темы в т.ч. с малознакомыми ему людьми (например, при первой исповеди). Тем не менее, чтобы не смутить и не оттолкнуть пришедшего к нему человека, обсуждение таких вопросов необходимо выстраивать особенно аккуратно и тактично. В некоторых случаях достаточно лишь спросить, хочет ли человек, чтобы в их семье были дети, и как он относится к многодетности. Если ответ вызывает у священника сомнения, тогда уже необходима более детальная беседа на эту тему.

3. В перечне тех, кого Церковь не разрешает венчать имеется пункт к): «признанных недееспособными в установленном законом порядке в связи с психическим расстройством» (3 стр., 1 абзац).

Этот пункт необходимо исключить из перечня, поскольку юридическая недееспособность далеко не всегда означает недееспособность к брачным отношениям и не может быть препятствием к ней. Нередко бывают случаи, когда экспертиза проведена некачественно и недееспособность установлена некорректно. В интернатах (ПНИ) недееспособность часто получают вполне здравомыслящие люди. Существует множество примеров семей, состоявшихся в интернатах, где один или оба супруга юридически признаны недееспособными.
Кроме того, не учтены случаи ограниченной дееспособности, когда фактическую способность к семейным отношениям необходимо устанавливать в каждом конкретном случае.

4. В проекте документа не рассмотрен вопрос пастырской работы с супружескими парами, уклоняющимися от деторождения.

Предложение по внесению в документ:

Христианское понимание любви основывается на понятии жертвенности. И, несомненно, жизнь людей в браке, как соединение их в любви, предполагает подвиг.
Одним из важнейших подвигов для людей, решивших вступить в брак – является подвиг деторождения. Он наполняет жизнь семьи жертвенной любовью, освящает и очищает их и, как ничто другое, способствует сближению супругов и укреплению семьи.
Тем не менее, если по каким-либо социальным или физиологическим показаниям супруги не решаются на рождение детей, для них, по обоюдному согласию, возможен (а в некоторых случаях даже необходим) другой путь семейной жизни – подвиг воздержания. В данном случае имеется в виду не отсутствие возможности зачатия детей, а именно умышленный выбор в пользу отказа от деторождения в результате медицинских или иных противопоказаний.
Если на подвиг деторождения Церковь благословляет супругов в Таинстве Венчания, то решившим взять на себя подвиг воздержания необходимо предварительно заручиться благословением опытного духовника, хорошо знакомого с обстоятельствами их жизни. На священнике, дающим такое благословение, лежит обязанность в каждом конкретном случае понять, насколько эта ноша будет посильной для данной пары, и насколько обоснован выбор данного пути.
Необходимо подчеркнуть, что супружеские отношения не являются физиологической необходимостью для человека, как пища или воздух, они являются выражением любви между супругами и способом рождения детей, и не должны искусственно отделяться от предусмотренного Самим Богом деторождения. Попытки людей с помощью различных ухищрений отделить супружескую близость от деторождения и таким образом уклониться от несения этого подвига – противоестественны и рассматриваются Церковью, как прямое сопротивление замыслу Божию (здесь не идёт речь о тех случаях, когда супруги желают рождения детей, но зачатия не происходит по независящим от них причинам – бесплодие, возраст и т.п. – в супружеской близости таких людей нет ничего противоестественного). В подавляющем большинстве случаев они ведут к разладу в супружеских отношениях и не могут получить одобрения со стороны Церкви.
Важнейшей задачей пастырей Церкви является напоминание парам, состоящим в браке или готовящимся ко вступлению в брак, о правильном отношении к деторождению, супружеской близости и неотъемлемости подвига жертвенной любви в семейной жизни христианина. Нельзя обходить эти вопросы стороной и при первой исповеди.

5. В документе «О церковном браке» важно отметить недопустимость формального подхода священнослужителей к семейным вопросам при пастырской работе с людьми, только тянущимися к Церкви или начинающими воцерковляться.
В частности, недопустим формальный подход со стороны священнослужителей и в случаях, если у пары нет веских оснований не вступать в официально зарегистрированный брак. Священник должен изучить обстоятельства жизни таких сожительствующих людей, выяснить серьезность их отношений, в частности, считают ли они сами своё сожительство браком. Пастырь должен помнить, что на нём лежит ответственность за последствия в жизни людей, вследствие наложения бремён неудобоносимых и, руководствуясь 26-ым правилом свт. Василия Великого («Блуд не есть брак, и даже не начало брака. Посему совокупившихся посредством блуда, лучше есть разлучати аще возможно. Аще же всемерно держатся сожития, то да приимут епитимию блуда: но да оставятся в сожитии брачном, да не горшее что будет» - 26-е правило свт. Василия Великого), некоторых призывать официально зарегистрировать их брак, другим же - рекомендовать прекратить греховные отношения.

GNU

01 окт. 2015 г., 3:11:32

Ответ на 01.10.2015 1:22:36
Цитата:

> Не содержится важного напоминания о том, что «гнушение браком» является ересью. В тексте ничего не говорится о браке священнослужителей, которые призваны являть идеал христианской брачной жизни.

Справедливое замечание. Поддерживаю. Я утверждаю, что лучше сгореть в печке, чем гнушаться браком. К сожалению, в документе про это ничего не сказано. Что касается брака священнослужителей, тоже очень жаль, что этот вопрос не затронут в документе.

GNU

01 окт. 2015 г., 2:43:08

уважаемый Игорь Витальевич! Предлагаю в Вашем проекте Кодекса заменить пункт "26.3 Монашеский постриг одного из супругов" на "26.3 Монашеский постриг одного из супругов по ОБОЮДНОМУ СОГЛАСИЮ". Потому монашеский постриг одного из супругов без согласия другого или наоборот монашеский постриг одного из супругов по принуждению другого не может считаться действительным. А потому он не может быть достаточным основанием для развода.

Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет

01 окт. 2015 г., 1:22:36

ОТЗЫВ СВЯЩЕННИКОВ-ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ПРАВОСЛАВНОГО СВЯТО-ТИХОНОВСКОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА
НА ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА «О ЦЕРКОВНОМ БРАКЕ»

Решение священноначалия Русской Православной Церкви выработать и принять документ о церковном браке, потребность в котором давно и остро ощущается каждым клириком нашей Церкви, вызывает радость и благодарность, как и возможность принять участие в обсуждении проекта этого документа, сопоставляя его с ежедневной пастырской практикой.
Однако приходится отметить, что предложенный проект документа нуждается в существенной доработке. Прежде всего «бросается в глаза», что название документа не вполне соответствует его содержанию. Обсуждаемому тексту более соответствовало бы заглавие: «О некоторых канонических аспектах таинства брака». Не ясен замысел авторов документа. Было бы полезно указать в начале документа, имеет ли он своей целью раскрыть тему брака в ее полноте? Но в столь кратком документе это сделать невозможно.
В документе никак не соотносится практика Русской Православной Церкви с иными Поместными Церквами, а также практиками и учением о браке Католической Церкви. Например, ничего не говорится о принятой в Русской Церкви дисциплине совершения браковенчания только в строго установленные дни, в то время как в братских православных Церквах венчания как правило совершаются в субботу и допускается венчание в периоды постов. Это естественно вызывает вопросы чад Русской Церкви, сталкивающихся с подобными случаями. Может быть, следует пересмотреть эти строгие нормы в духе икономии, т.к. запрет заключать брак в субботу не принимается во внимание огромным числом людей в связи с трудностью устроить свадьбу в другой день?
Вызывает удивление то, что документ, посвященный столь важному церковному вопросу, имеет только две-три фразы в качестве богословского введения, в которых к тому же используются весьма нечеткие формулировки, что вряд ли может быть приемлемым в вероучительной части текста. Например, в первом же предложении документа вводится понятие «союза» мужчины и женщины, который будто бы Бог установил в раю. Но в тексте Священного Писания такое понятие не употребляется. Там сказано, что «будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть» (Быт. 2, 24; Мф. 19, 6; Мр. 10, 8). Очевидно, что слово «союз» может быть истолковано самым широким и неоднозначным образом, а, следовательно, используя его, следует объяснить, что имеется в виду.
Формулировка цели христианского брака как «совместного достижения супругами нерушимого единства со Христом в Его Невечернем Царстве» очевидным образом не может быть использована именно для брака, учитывая призыв Спасителя ко всем верующим в Него, а значит, и к безбрачным и монашествующим: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17, 21)».
Фразу преамбулы: «Христианская жизнь супругов предполагает взращивание в любви полученного в таинстве Брака дара благодати, что проявляется в том числе в деторождении и совместном несении трудов по воспитанию детей» следует признать расплывчатой и неясной. Ведь в нехристианском браке тоже рождаются и воспитываются дети.
Фраза «Заключение брака предполагает открытое волеизъявление мужчины и женщины, в результате которого возникают права и обязанности по отношению друг к другу, а также к детям» не вполне адекватно передает юридическую сторону брака. Возникновение прав и обязанностей скорее связано с заключением договора, а не с каким-то неопределенным «открытым волеизъявлением». Однако не ясно, в какой мере следует обсуждать особенно важную для католического учения о браке тему «брачного договора» в представленном документе, посвященном православному пониманию «церковного» брака?
Цитируя «Послание к Диогнету» о том, что в первые века христиане «вступали в брак, таким же образом, как и остальные подданные римского государства», документ достаточно превратно толкует смысл цитируемого текста и рискует подтолкнуть читателя к выводу, что первоначально «церковного брака» вообще не существовало. Изначальное же евхаристическое измерение христианского брака, исповедуемое православным богословием, предается полному забвению.
Очевидно, что в документе следует четко разграничить пастырский подход к практикующим христианам и к тем, кто только стремится начать свое воцерковление, что особенно важно в случаях, когда вновь приходящие в Церковь люди пребывают в блудном сожительстве.
Тема отношения Церкви к «блудному сожительству» является одной из наиболее злободневных в современной церковной жизни. Современное российское законодательство не использует понятие блуда и не порицает незаконное сожительство. В странах Европы, в Америке незаконное (т.е. блудное) сожительство мужчин и женщин (а теперь и однополые сожительства) многими людьми и государствами признается нормой. В связи с этим и в России значение юридической регистрации брака в глазах молодого поколения неизбежно снижается. Церковь безусловно должна реагировать на эту тенденцию, которая постоянно лишь усиливается в связи с процессами, происходящими сейчас во всем мире, а не только в нашей стране. К сожалению, в предложенном проекте документа этот вопрос не получил обстоятельного рассмотрения. Блудное сожительство современной невоцерковленной молодежью часто называется «гражданским браком» и воспринимается как норма, и каждый священник сталкивается с такой ситуацией почти ежедневно. Представляется, что при всей строгости церковных канонов пастырь должен неформально отнестись к таким людям в каждом конкретном случае, имея в виду миссионерскую заботу о привлечении заблудших к покаянию и воцерковлению. Необходимо различать мотивы состоящих в блудном сожительстве людей. Есть люди, которые таким образом пытаются найти свой путь к подлинному браку, имея друг к другу искреннюю любовь. Другие сожительствуют ради удовлетворения сексуальных потребностей. Поиск пути к вразумлению и духовному исцелению предполагает отеческое снисхождение к «блудному сыну» и осторожную попытку в каждом отдельном случае через воцерковление блудное сожительство «преобразить» в церковный брак. Позицию Церкви в подобных ситуациях и возможность применения канонических норм в современной жизни было бы очень важно сформулировать, подробно обсудить и объяснить, т.к. ныне существующая в храмах практика часто заставляет думать, что священник вообще не знаком с православными канонами. Более подробное изложение пастырского подхода к данной проблеме существенным образом обогатило бы данный документ.
Не получил в документе достаточного разъяснения и вопрос об отношении Церкви к бракам христиан с нехристианами. Документ призывает «проявлять пастырское снисхождение» к лицам, состоящим в браке с нехристианами – и только. Однако церковные каноны решительно осуждают сознательное вступление в брак христианки с нехристианином, подвергая таких «христианок» пожизненному отлучению. В документе необходимо уделить больше внимания таким все чаще встречающимся случаям.
В документе недостаточно проработан раздел о подготовке к таинству брака, в то время как такая подготовка, по-существу, очень часто имеет смысл катехизации и неопустительно должна совершаться священником вместо того, чтобы формально венчать всех подряд без разбора.
В документе не определены понятия «развода» и «расторжения брака».
Утверждение о «прекращении брака» в случае «естественной смерти одного из супругов» решительным образом расходится не только с православным учением о браке, но и с молитвами чинопоследования брака, например, с молитвой «Последования обручения», где говорится о «союзе любви неразрушимом».
Рассмотрение заболевания одного из супругов СПИДом и другими заболеваниями в качестве «повода к расторжению брака» в свете современных достижений медицины, возможно, требует пересмотра. В пояснении нуждается пункт об «отпадении от православия» как «поводе к расторжению брака». Необходимо четко сформулировать, что имеется в виду под «отпадением». В таком же пояснении нуждается и само понятие «повода к расторжению брака»: имеется ли здесь в виду то, что человек может развестись в таком случае, или он обязан это сделать.
Фраза «Решение о бракорасторжении принимается в епархии» расходится с уже сложившейся практикой, когда Церковь в лице архиерея свидетельствует о том, что брак распался, и это отмечается в соответствующей формуле выдаваемой справки. Церковь категорически не может усвоить себе принятие «решения о бракорасторжении», что было бы прямым противлением словам Спасителя: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мар.10:9).
Неубедительно и без учета неотмененных норм Синодального периода рассмотрены вопросы о зарегистрированных, но не венчанных браках, о возрастных границах для вступающих в брак, о том, когда венчанный брак признается недействительным. Не дано четкого указания, в каких точно случаях применяются «чин о второбрачных» и «чин венчания супругов, в летех мнозех сущих». В тексте не дается оценка все более распространяющейся на западе практике считать законным браком однополые сожительства. Не содержится важного напоминания о том, что «гнушение браком» является ересью. В тексте ничего не говорится о браке священнослужителей, которые призваны являть идеал христианской брачной жизни. Также в документе практически отсутствует важнейшая в учении о браке тема деторождения. В частности, ничего не говорится об отношении Церкви к сознательному отказу от деторождения в браке и о том, возможно ли совершение таинства венчания над лицами, которые понимают брак как средство удовлетворения своих сексуальных потребностей, обременять же себя при этом рождением детей не считают нужным? В таких случаях заповедь Божия «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею…»(Быт.1:28), безусловно связанная по замыслу Божию с супружеской жизнью человека, совершенно игнорируется, что вряд ли позволяет считать такой брак христианским.
Из текста документа не ясно, были ли учтены при его подготовке предложения по теме брака, подготовленные Комиссией при Священном Синоде Русской Православной Церкви по разработке каталога тем Всеправославного Предсобора в 1968 году.
Ранее высказывалась мысль о том, что разработке подобного документа должна предшествовать серьезная работа по кодификации брачного права, обсуждение смежных пастырских и канонических вопросов. Необходима догматически выверенная формулировка православного учения о браке, отсутствие которой делает документ неосновательным и противоречивым. Хочется надеяться на то, что безусловно ценное и многообещающее обсуждение позволит в дальнейшем разработать авторитетный церковный документ и упорядочить пастырскую практику в вопросах церковного брака, что особенно необходимо в настоящее время.

Игорь Витальевич Гавриш

30 сент. 2015 г., 20:15:35

Мы предлагаем проекту документа «О церковном браке» предать статус Кодекса и рассмотреть нижеследующий его вариант

Пояснительная записка к неофициальному проекту «Кодекс брачного права Русской Православной Церкви»

Проанализировав существующие ранее (в Синодальный период, во многом архаичные) и новые положения брачного права, мы предлагаем следующий неофициальный проект Кодекса брачного права Русской Православной Церкви (Московского патриархата). Предлагаемый Кодекс был написан ранее проекта документа «О церковном браке» от 11 августа 2015 г., но с учетом ранее изданного проекта документа о браке 2013 г. С выходом последней редакции проекта документа от 11 августа 2015 г., мы специально откорректировали наш вариант Кодекса, внеся в него целые фразы и предложения проекта документа от 11 августа 2015 г., осознавая, что решение об окончательном внесении ранее существовавших брачных норм или нововведений может принимать только Русская Православная Церковь.
Мы предлагаемым проектом выражаем собственную точку зрения лишь на форму изложения православных брачных предписаний, мы не пытаемся посягать на нормотворческую деятельность комиссией Межсоборного присутствия по вопросам церковного права Русской Православной Церкви в вопросах их новейшего содержания. Следует ли принимать все положения синодального периода или допустимо их изменение?
Проекте документа «О церковном браке» создан в ряду других подобных документов, которые регламентируют основные вопросы жизнедеятельности Русской Православной Церкви (см. например, Проект документа «Положение о монастырях и монашествующих» и др.), а вопрос православного брачного узаконения, по нашему мнению, требует отдельного внимания. Вопросы брачного регламентирования, на наш взгляд, являются одними из важнейших в практической деятельности Русской Православной Церкви, потому что они являются связующим звеном Церкви с паствой, а главное, с только желающими приобщится к конфессиональной жизни, воцерковится. Через восприятия брачных норм зачастую происходит первое знакомство с церковной жизнью, по которой человек в будущем судит о самой Церкви. Статус «Проекта документа» необходимо расширить до статуса Кодекса или подобного по объему и содержанию документа с другим названием (примером для этого могут служить уже принятые документы: например, Русская Православна Церковь утвердила Положение о церковном суде Русской Православной Церкви (Московского Патриархата) состоящего из 62 ст., который по своей сути является Кодексом).
Главное, наполнить новый Кодекс содержанием: он должно включать ответы на вопросы, которые при обращении к теме православного брака, впервые возникают у людей, а именно: что такое церковный брак, почему человек в него вступает, какова цель церковного брака, кто может вступать в церковный брак (условия вступления), какой допустимый возраст вступления в брак, как совершать повторные браки (условия прекращения брака). Данный документ должен быть исчерпывающим по всем возможным вопросам брака, исключить двойственное толкование его содержания и исключить недосказанности. Вся сложность составления подобного Кодекса сегодня заключается в том, что Церковь должна следовать своим древним правилам, которые отменить не может и реальной ситуации в обществе – его готовности или не готовности следовать этим правилам.
Существуют бескомпромиссные положения Церкви в некоторых нормах о браке и существует предел принятия этих положений в обществе в конкретный узкий момент времени, но настоятельная миссионерская деятельность этот предел общества может расширить. Существование Русской Православной Церкви в настоящее время отличается от периода истории русского православия, когда оно имело статус государственной религии, что напрямую влияет на содержание проекта. Каким путем необходимо идти – решать Церкви, их возможно несколько.
Возможно ли сегодня Русской Православной Церкви, которая является одним из институтов общества, супружеские отношения контролировать и выносить санкции за их нарушения, которые необходимо будет еще доказать, а главное обеспечить их выполнение, т. е. применить санкции за нарушение норм. Ответ однозначен – да, если того пожелает сам мирянин. Ведь в настоящее время санкция Церкви может заключаться только в наложении епитимии (отлучение от причастия), или отлучение от Церкви, уже нет уголовного наказания за нарушения брачных предписаний, как было в период Российской империи, когда существовало взаимопроникновение церковно-государственных узаконений. Но надо скачать честно, что в современном секулярном обществе только внутренняя убежденность человека, его внутренний христианских закон может подвигнуть к соблюдению церковных правил. Следованию церковный традиции способствует благоприятствующая этому позиция государства и общества. Но позиция общества к тем, кто не православный (но традиционно может отнести себя к православию) скорее одобрительно-безразличная, нежели агрессивно-неодобрительная; общество не обязывает всех неукоснительно следовать христианскому учению. В нем сильна секулярность. Супружество и семейная жизнь, применяемы зачастую как синонимы, не есть таковыми. Супружество – это стадия брака, жизнь в браке, или брачная жизнь, а семейная жизнь возникает у брака (у мужа и жены) с рождением детей.
Главная особенность положения православного брачного права России в начале XXI в. заключается в том, что оно почти не претерпело изменений с периода XIX в., кроме увеличения количества поводов к разводу. Общественная жизнь в России тем временем значительно изменилась. Если в XIX в. православное брачное право являлось правом исходящим от государства, то теперь к соблюдению его норм обязывает только глубокое и искреннее религиозное христианское сознания. Людей же в России, которые полностью следуют церковным канонам, принимают активное участие в церковной жизни около десяти процентов. Остальных принято называть «воцерковляющимися», т. е. только вступающих в церковную общинную жизнь, только начинающих следовать ее канонам. Можно ли говорить, что в современной России есть конкуренция светского и церковного брачного права – ее нет. Всецело господствует светский брачных закон, который, впрочем, довольно прогрессивен и включает в себя основные принципы брачного христианского права (например положение о моногамии, брачном возрасте и др.). Церковная практика уважает гражданский (государственный) брак, церковный брак заключает только после его государственной регистрации, тем самым церковь снимает с себя многие формальные обязательства – например, по проверке брачного возраста, доверяя это сделать государству.
Так зачем же тогда этот Кодекс, положения которого большинством восприняты не будут? Или будут? Все зависит от глубины христианской веры человека (здесь уместно будет подробнее рассмотреть вопрос влияния государства через образование, законы, СМИ на сознание людей, ведь оно формируется как правило в детстве, когда человек только социализируется, когда происходит или не происходит его религиозная социализация). Порою человеку в светском обществе легче отойти от христианства, чем суметь соблюсти все его предписания. Но особенность современного времени в том, что борьба за умы людей, за их сознания идет постоянно, идет борьба между добром и злом, между верой в Христа и антихриста. Но оба эти понятия порою размыты, поэтому сориентироваться человеку сложно. Наш проект Кодекса призван помочь сориентироваться человеку, сделать осознанный самостоятельный выбор. Но в нем мы намеренно не конкретизировали отдельные понятия, т. к. это удел Церкви (например, период епитимия).
Мы представляем вариант брачных предписаний как вариант требующий последующего обсуждения и доработки.
Кодекс, по нашему мнению, призван служить для того, что бы человек как впервые обращающийся к данной тематике, так и умудренный знанием и опытом. в равной мере получили ответы в краткой форме на все интересующие их вопросы брачной православной темы. Теологическое обоснование содержания каждой статьи, возможно разместить после каждой статьи или в конце Кодекса. Если же человек захочет узнать более обширные знания об учении Церкви о браке, то он может обратиться к православным теологическим трудам «Брак в православии» И. Мейендорфа, «Христианская философия брака» С. В. Троицкого и менее известной работе «Христианское учение о браке и противники этого учения» Н. Страхова.



Проект Кодекса брачного права Русской Православной Церкви

Раздел I. Общие положения

1. Брак – это союз мужчины и женщины, общность всей жизни, соучастие в божеском и человеческом праве . Православный брак моногамен. Идеалом в православии считается единственный пожизненный брак супругов.
2. Православный Брак впервые брачующихся совершается через таинство венчания. Целью христианского брака является совместное достижение супругами нерушимого единства со Христом в Его Невечернем Царстве, созданию семейного союза и рождению детей. Христианская жизнь супругов, над которыми свершилось таинство венчания, предполагает взращивание в любви полученного в таинстве Брака дара благодати, которое состоит в деторождении и совместном несении трудов по воспитанию детей.
3. Настоящий Кодекс регулирует только личные отношения мужчины и женщины вступающих в брак, состоящих в этом браке и расторгающих брак. Кодекс формулирует совокупность предписаний, касающихся условий, предшествующих заключению брака; заключение самого брака; супружеских отношений и расторжения брака. Материальные отношения, которые возникают из личных отношений, вследствие совершения таинства венчания, регулируются нормами государственного права государства.
4. Ответственность по выполнению брачных предписаний Русской Православной Церкви обусловлена силой веры в Христа и его учение, которая налагает обязанность следовать христианскому учению и канонам Русской Православной Церкви. Внутреннее сознание и убеждение подвигает человека к соблюдению православных норм, а не внешнее принуждение.
5. Действие настоящего Кодекса имеет надгосударственных характер, ограничивается пределами юрисдикции Русской Православной Церкви, приходы которой существуют в различных государствах и распространяется на мирян и клир Русской Православной Церкви.
6. Церковь признает гражданский брак и по последствиям нахождения в нем он приравнивается к церковному браку. Русская Православная Церковь призывает к тому, что бы браки, зарегистрированные только государством, были освящены благодатной помощью таинства Брака. Русская Православная Церковь настаивает на совершении таинства церковного Брака для супругов состоящих в гражданском браке, т. к. для православного христианина практика жизни только в гражданском (зарегистрированном государством) браке неприемлема.
7. Сожительство, не освященное Церковью и при этом также не получившее регистрацию в установленном государственным законом порядке, не признается.

Раздел II. Совершение православного Брака. Условия совершения и действительности брака

8. Брак заключается священником через совершение чина таинства венчания, при свободном волеизъявлении брачующихся, крещенных в Русской Православной Церкви, а также при отсутствии причин, препятствующих этому. Священник в беседе с намеревающимися вступить в брак перед совершением таинства венчания выясняет все вышеизложенное. По причине невоцерковленности большинства вступающих в церковный брак представляется необходимым установить перед таинством Брака обязательные подготовительные беседы, во время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен разъяснить вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими шага, раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной, объяснить смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и православного учения о спасении.
9. Таинство венчания совершается только с крещенными в Русской Православной Церкви или перешедшими в Русскую Православную Церковь с другой христианской конфессии. Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей .
10. Чин обручения и чин таинства венчания совершаются одновременно. Церковное браковенчание в тех странах, где оно не имеет гражданско-правовых последствий, совершается после государственной регистрации брака . Не признается возможным венчание браков, зарегистрированных в соответствии с государственным законодательством, но не соответствующих каноническим нормам.
11. Чин таинства венчания совершается при личном присутствии брачующихся, в разрешенное церковными канонами время. Венчание не проводится ночью; во время церковного поста накануне среды и пятницы (во вторник и четверг); во время Петрова, Рождественского, Успенского постов; в течение Сырной седмицы; в Мясопустное и Сыропустное воскресенье; накануне и в дни Усекновения главы Иоанна Предтечи 28 и 29 августа (10 и 11 сентября); в субботу двунадесятых, великих и храмовых праздников; в продолжение Святок от 25 декабря (7 января) до 7 (20) января; в течение Пасхальной седмицы.
12. Местом заключения брака может быть любой Приход Русской Православной Церкви , но необходимо стремиться к тому, чтобы брак заключался в приходе, который чаще всего посещали брачующиеся и где их знают . Венчание вне церкви допускается при благословении епархиального архиерея в тех случаях, когда по известным обстоятельствам венчание в церкви не представляется невозможным.
13. Нижняя возрастная граница для заключения брака соответствует государственной, и определена в 18 лет. Если же гражданский брак зарегистрирован государством в более раннем возрасте, то после этого Русская Православная Церковь может совершить таинство венчания, но не ранее наступления церковного совершеннолетия, которое для мужчин начинается с 15 лет, а для женщин с 13 лет. Верхняя брачная граница, при которой разрешено венчаться для мужчин 70 лет, для женщин – 60 лет, т. к. основной целью брака является чадородие, что в летах старше указанных не ожидаемо.
14. Русская Православная Церковь допускает только три брака.
15. Третий брак разрешается при возрасте брачующихся не более 40 лет и при отсутствии у каждого из них детей.
16. К второбрачным применяется отдельный чин. При благословении супругов, много лет проживших вместе и не венчанных в Церкви, следует использовать «Чин венчания супругов, в летех мнозех сущих» .


Раздел III. Препятствия к заключению брака
Глава 1. Абсолютные препятствия, ведущие к расторжению заключенного брака

17. Абсолютные препятствия к браку (если же такие препятствия обнаруживаются после заключения брака, то брак расторгается) :
17.1 Нахождение в ранее заключенном (не расторгнутом) гражданском или церковном браке.
17.2 Брак лица, имеющего духовный сан в Русской Православной Церкви.
17.3 Ранее состоявших в трех браках; учитываются браки как венчанные, так и не венчанные, но получившие государственную регистрацию, в которых желающий вступить в новый брак состоял после принятия им Святого Крещения. Браки, бывшие до крещения в Русской Православной Церкви, в счет количества православных браков не принимаются.
17.4 Нахождение в монашестве, после принесения обетов.
17.5 Недееспособность, вследствие душевной болезни, которая установлена государством в законном порядке.
17.6 Половое бессилие, существовавшее до брака и продолжающееся в течении трех лет брака. Если бессилие возникает в процессе брака, то это не ведет к признанию его недействительным.
17.7 Виновность в прелюбодеянии при расторжении предыдущего брака, в случае, если еще не прошел период церковного наказания – епитимии.
17.8 Несоблюдение церковного совершеннолетия, 15 лет для мужчин и 13 лет для женщин .
17.9 Нахождение жениха и невесты в четвертой степени прямого и бокового кровного родства между собою.

Глава 2. Условные препятствия, не служащие причиной расторжения брака
18. Условными препятствиями к браку являются препятствия, при которых брак не может быть обвенчан. Если нижеизложенные препятствия обнаруживаются после заключения брака, то брак не расторгается. К условным препятствиям к браку относятся :
18.1 Браки между кровными родственниками, состоящими в 5, 6, 7 степенях родства, но они могут быть заключены по разрешению правящего архиерея.
18.2 Наличие свойства (родства): от двух родов до четвертой степени включительно или свойстве от трех родов в первой степени .
18.3 Наличие духовного родства: восприемника и им воспринятую во Святом Крещении, восприемницу и ею воспринятого; восприемника и мать, а также восприемницу и отца воспринятого или воспринятой .
18.4 Наличие гражданского родства – усыновления.
18.5 Принуждение к браку.
18.6. Отсутствие единства религий.
18.7 Несоответствии одного из венчанных возрастному цензу, если ко времени обнаружения нарушения законный возраст был уже достигнут или если в таком браке уже родился ребенок.
19. Священник самостоятельно определяет наличие или отсутствие препятствий к совершению таинства Брака. Если священник затрудняется в определении наличия или отсутствия препятствий у обратившихся к нему с прошением о совершении таинства Брака, он самостоятельно обращается к епархиальному архиерею за разъяснением возникшего недоумения и дозволением на совершение венчания. Допускается в данных обстоятельствах личное обращение желающих совершить таинство венчания к правящему архиерею для получения дозволения на совершение таинства Брака.

Раздел IV. Супружеская жизнь

20. Брачующиеся будущую супружескую жизнь направляют во имя служения Христу, взаимопомощи и рождения детей .
21. В супружеской жизни православные христиане следуют учению Христа и Русской Православной Церкви.

Раздел V. Прекращение и расторжение брака

22. Брак прекращается со смертью одного из супругов.
23. К смерти приравнивается безвестное отсутствие одного из супругов, признанное таковым государственной судебной властью.
24. Расторжения брака по обоюдному согласию не существует (свобода развода отсутствует).
25. Брак может быть расторгнут только при наличии исчерпывающего перечня поводов к разводу, наличие которых может быть уподоблено естественной смерти одного из супругов.
26. Поводы к расторжению брака :
26.1 Отпадение от Православия.
26.2 Прелюбодеяние.
26.3 Монашеский постриг одного из супругов.
26.4 Противоестественные пороки одного из супругов.
26.5 Заболевание проказой, сифилисом.
26.6 Неспособность к брачному сожительству, наступившая до брака
26.7. Осуждение к наказанию.
26.8 Посягательство на жизнь супруги или детей.
26.9 Снохачество.
26.10 Извлечение выгоды из непотребств супруга(и).
26.11 Сводничество.
26.12 Вступление одного из супругов в новый брак.
26.13 Длительное безвестное отсутствие.
26.14 Злонамеренное оставление одного супруга другим.
26.15 Тяжелая душевная болезнь.
26.16 Заболевание СПИДом.
26.17 Хронический алкоголизм, медицински засвидетельствованный.
26.18 Наркомания.
26.19 Совершение женою аборта при несогласии мужа.
26.20 Если распад брака является свершившимся фактом.
27. При наличии одного из перечисленных оснований у одного из супругов, второй может обратиться к епархиальной власти с просьбой рассмотреть вопрос о прекращении брака. При расторжении брака в тех странах, где заключение церковного брака имеет статус государственного, применяется нормы закона страны, предусматривающие процедуру расторжения конфессиональных браков. В иных случаях применяются положения настоящего Кодекса.

Раздел VI. Процедура расторжения брака и наказание виновного в расторжении брака супруга (супруги)

28. Расторжение брака осуществляет епархиальный архиерей.
29. На бывшего супруга, виновного в расторжении церковного брака накладывается епитимия. До снятия епитимии новый брак не может быть им заключен.
30. Расторжение предыдущего церковного брака (снятие благословления предыдущего брака) находится в ведении епископа и совершается только после признания государством брака, прекратившимся по причине безвестного отсутствия одного из супругов или при расторжении гражданского (государственного) брака. Расторжение церковного брака может совершаться только после расторжения гражданского брака, когда фактически супруги утратили единство брачных уз.
31. Намеревающимся развестись следует обратиться к своему приходскому священнику, который призван изучить ситуацию и, по возможности, увещевать супругов примириться. В случае безуспешности такового увещевания или невозможности его осуществления священник передает соответствующее заключение в епархиальное управление. По просьбе разводящихся им может быть предоставлено разрешение предоставить таковое заключение в епархиальное управление самостоятельно.
32. Фактическое рассмотрение дел и выдача упомянутых свидетельств может осуществлять по благословению епархиального архиерея комиссия, состоящая из пресвитеров и, по возможности, возглавляемая викарным архиереем, если таковой имеется в епархии. Дела рассматриваются комиссией коллегиально, а при необходимости – с выслушиванием сторон. Решение о бракорасторжении принимается в епархии по месту фактического проживания супругов. В случае проживания супругов в разных епархиях бракорасторжение может совершаться в той или в другой епархии.
33. По исследовании вопроса епархиальный архиерей выдаёт свидетельство о признании данного церковного брака распавшимся и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим браком.
34. Виновной стороне после принесения покаяния и исполнения епитимии, по ее просьбе выдается свидетельство о признании данного церковного брака распавшимся.





Игорь Витальевич Гавриш

29 сент. 2015 г., 9:46:57

Принципиальные замечания к проекту документа «О церковном браке» в редакции от 11 августа 2015 года

Прежде чем приступить к высказыванию непосредственно замечаний к проекту, необходимо ответить на вопрос – каким должен быть текст конечного документа, этому поможет поиск ответа на вопрос – зачем этот документ?
На наш взгляд, этот документ необходим:
1. для доведения до широкого круга мирян содержания церковных канонов о браке,
2. для ясного и однозначного понимания церковных брачных канонов мирянами и клиром,
3. для исключения двусмысленности и разночтений при толковании церковных брачных норм,
4. документ должен отвечать на все вопросы (по возможности, но лучше на все), которые возникают или могут возникнуть у мирян и клира в связи с реализацией брачных норм в практике Русской Православной Церкви,
5. документ должен быть максимально кратким, а многочисленное обоснование норм необходимо исключить или вынести в общую преамбулу (и в преамбулу к каждой главе - но это будет противоречить главному принципу кодификации - ясности текста, которая базируется на краткости. Подобным примером церковной кодификации является Кодекс канонического права Римско-католической церкви),
6. самым сложным при написании документа, если в нем не оставлять смысловых прорех и вопросов без ответа о современной церковной брачной практике, будет заключаться в том, что бы соотнести современное православное толкование соотношения церковных принципов икономии и акривии с нравственным состоянием общества – возложив на него ношу, в виде нового документа, которое оно осилит. Церковь должна указывать и формировать нравственные ориентиры в обществе, при этом приближая к себе людей, а не отталкивая, вести значительную миссионерскую работу, уча жизни во Христе, милосердно прощая заблудших и приближая их к Христу. Этому призван способствовать документ.
7. статусу документа необходимо придать структуру кодифицированного документа. ведь практика кодификаций существовала как в раннехристианский период, так и в синодальный. Изложить содержание логически последовательно. В настоящем виде проект документа носит в большей степени повествовательно-предписывающий характер, нежели обязывающий – которым по своему назначению он призван стать.

Постраничные замечания к проекту документа «О церковном браке» (мы надеемся, что окончательная версия документа будет иметь структуру кодекса)
1 замечание к странице 1, третий абзац сверху, который начинается словами «Заключение брака предполагает...»:
права и обязанности не могут возникнуть при заключении брака по отношению к детям, так как их еще нет. Определение брака, сформулированное Модестином, говорит только о будущем самих супругов, и ничего не говорит о будущем детей супругов.
2 замечание к странице 1, третий абзац сверху, третье предложение, которое начинается словами «В связи с этим...»:
заключение брака совершается после государственной регистрации, естественно, что это оговорено в тексте документа. Но это сказано вне рамок структуры, вырвано из общего контекста последовательного изложения. Ранее изложение брачных православных норм было изложено в Своде законов Российской империи, оно носило последовательный логический характер, понятную арабскую нумерацию статей. Стриктура изложения этого Свода, которая содержала после текста каждой статьи обоснование этих статей (ссылки на предыдущие законы), могла быть взята за основу для нашего документа, где указывались бы канонические обоснования. Таким образом, вначале должен излагаться лаконичный текст статьи – а затем развернутое его обоснование – в нашем случае канонические, синодальные положения.
3 замечание к странице 1, четверней абзац сверху, который начинается словами «В современной практике...»:
в положении о том, что в исключительных случаях «возможно в качестве исключения по благословению епархиального архиерея…» венчать до государственной регистрации брака, убрать слова «к примеру» и максимально конкретизировать перечень и содержание этих исключений, т. к. это может привести к вольной трактовке, которая возможно полностью изменит первоначально закладываемый смысл в документ. Проще просто убрать эту фразу «к примеру». Также необходимо понятно и четко оговорить в документе обязательность последующей государственной регистрации брака, как это является механизмом гарантии государства для соблюдения материальных прав супругов (чаще супруги и потомства).
4 замечание: убрать с текста все сноски, ведь это не научная работа. Наличие сносок затрудняет восприятие основного текста, противоречит логике изложения закона.
5 замечание к странице 2, второй абзац:
абзац необходимо перенести в преамбулу документа.
6 замечание к странице 2, третий абзац, который начинается словами «Следует стремится к тому…»:
следует конкретизировать его содержание, как одного из основных положений документа. Необходимо учитывать реальную ситуации в обществе, где большинство молодых людей только воцерковляются и не посещают постоянно определенный приход. С таинства венчания зачастую начинается приобщение молодых людей к церковной традиции (ведь и крещение иногда совершается только перед венчанием), возможно следующее изложение абзаца: «Венчание православных христиан совершается в приходе, который он постоянно посещает. Стремящиеся обвенчаться могут совершить таинство венчания в любом другом приходе Русской Православной Церкви». Предложенная как авторами проекта, так и нами формулировка лишь узаконивает существующую практику, хоть и идет в разрез с исторической традицией, фактически исключая понятия обыска, существовавшего при другом укладе жизни. В настоящее время проверить степень родства брачующихся, которая выявлялась при обыске, представляется затруднительным, но в историческом прошлом степень родства тщательно проверялась и сейчас она представлена в нынешнем проекте как одно из ведущих положений. Но в силу современной православной малодетной семьи эти положения будут актуальны только для двоюродных братьев и сестер.
7 замечание к странице 2, третий абзац, который начинается словами «Таинство брака…»: необходимо перенести в преамбулу документа, т. к. дает нишу для злоупотребления клириков, что может привести к необоснованному отказу в совершении таинства венчания. С учетом такого подхода необходимо структурно это положение конкретизировать и отнести в раздел «Препятствия к браку». Но если формальные требования соблюдены, а их исчерпывающий перечень должен быть представлен в документе, то как тогда возможно, что бы клирик по своему вольному усмотрению отказал в совершении таинства венчания? Ведь документ и создается, что бы существующая в настоящее время церковная брачная практика, допускающая вольное толкование канонов некоторыми клириками, приобрела строгий канонический характера.
8 замечание к странице 3, второй абзац, который начинается словами «В тех случаях, когда священник…»:
процедура совершения брака должна быть максимально доступной, не забюрократизированной, при условии соблюдения брачных канонов. Вряд ли в существующих условиях у правящего архиерея будет больше возможностей проверить наличие препятствий к браку, нежели у священника. Но если церковная позиция именно такая, и бремя окончательной ответственности будет возложено на правящего архиерея, то с желающих обвенчаться необходимо хотя бы снять бюрократическое бремя, ведь жителю села или районного города будет сложно добираться в областной центр, где, как правило, и прибывает епархиальный архиерей. Эту процедурную фразу тогда следовало бы изложить следующим образом «Священник самостоятельно определяет наличие или отсутствие препятствий к совершению таинства Брака. Если священник затрудняется в определении наличия или отсутствия препятствий у обратившихся к нему с прошением о совершении таинства Брака, он самостоятельно обращается к епархиальному архиерею за разъяснением возникшего недоумения и дозволением на совершение венчания. Допускается в данных обстоятельствах личное обращение желающих совершить таинство венчания к правящему архиерею для получения дозволения на совершение таинства Брака».
9 замечание к странице 4, абзац первый, который начинается словами «В отношении…»:
его необходимо преобразовать в отдельную статью или вынести в преамбулу документа. Содержание абзаца могло бы звучать следующим образом «Русская Православная Церковь призывает к тому, что бы браки, зарегистрированные только государством, были освящены благодатной помощью таинства Брака. Русская Православная Церковь признает брак, зарегистрированный государством, при этом настаивает на совершении таинства церковного Брака для таких супругов, т. к. для православного христианина практика жизни только в гражданском (зарегистрированном государством) браке неприемлема».
10 замечание к странице 4, абзац второй, который говорит об отдельном чине для длительно живущих в гражданском (зарегистрированном государством) браке. В связи с этим возможно все процедурные вопросы разместить в отдельной главе документа или Кодекса о браке Русской Православной Церкви.
11 замечание к странице 4, к разделу II «Брак с инословными и иноверцами»:
весь раздел следует изложить в виде одной или двух статей, а приведенные пояснения, возможно, разместить в комментариях к каждой из статей.
12 замечание к странице 6, абзац четвертый, который начинается «Фактическое…»:
следует отнести в содержание процессуальной главы или если процессуальная глава не будет отдельно создаваться, то процессуальные статьи следует размещать в конце раздела.

GNU

29 сент. 2015 г., 2:45:28

Дорогие Члены Межсоборного Присутствия! В документе есть абзац:

> В то же время к лицам, состоящим в браке с нехристианами, Церковь может проявлять пастырское снисхождение, заботясь о том, чтобы они сохраняли связь с православной общиной и могли воспитывать в Православии своих детей. Священник, рассматривая каждый отдельный случай, должен помнить слова апостола Павла: «Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор 7, 12-14).

Просьба заменить этот абзац другим:

> Если между 2 нехристианами был заключён законный брак в соответствии действующим гражданским законодательством, и далее один из супругов обратился ко Христу и стал Христианином, а другой остался в узах заблуждения, то Церковь руководствуется словами Апостола Павла: «Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор 7, 12-14). Но если сознательный Христианин (сознательная Христианка) желает вступить в брак с нехристианкой (нехристианином), то Церковь не благословляет такой брак и считает его незаконным и неприемлемым для Христианина сожительством (даже если этот брак надлежащим образом зарегистрирован в соответствии с действующим гражданским законодательством).

Такой абзац ОЧЕНЬ НУЖЕН, учитывая современную ситуацию, когда некоторые из Христиан и Христианок, к несчастью, увы, позволяют себе такие сожительства, не считая их грехом. Я же полагаю, что для Христианина или Христианки лучше сгореть в печке, чем соединиться супружеским союзом с лицом, не исповедующим Христианство!!!

Родион Николаевич Юрьев

25 сент. 2015 г., 11:36:13

1. Справедливо отмечена некоторыми комментаторами необходимость чёткого ответа по поводу возможности брака между крестниками. В документе этот вопрос прямо не разрешён. Если духовное родство ограничивается только отношениями между восприемником и крещаемым, а также между отцом/матерью крещаемого и восприемником.
2. В разделе III абз. 3 п. "ж", очевидно, отсылает к гражданскому законодательству, определяющему статус безвестно отсутствующего гражданина (такой вывод вытекает из слов "при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа"). Формулировка здесь сходна с формулировками ст. 42 и 45 Гражданского кодекса РФ, но допускает противоречивое толкование: то ли безвестное отсутствие признаётся таковым только при наличии решения суда о признании безвестно отсутствующим (ч. 1 ст. 42 ГК РФ), то ли оно может признаваться таковым и без него. Если единственным основанием для признания гражданина безвестно отсутствующим является судебное решение (либо иной документ уполномоченного государственного органа в других странах), то дополнительное описание условий признания не нужно либо должно носить приблизительный, а не нормативный характер.
3. В документе совершенно не решены вопросы коллизий с браками, заключёнными в тех странах, где юридически значимым браком признаётся церковное венчание, а также иные религиозные обряды (скажем, мусульманские, буддистские и т.п.). Здесь - множество вопросов. Не решены и многие проблемы, связанные с браками, заключёнными в другой религии. Является ли мусульманский брак препятствием к заключению православного, если первый брак расторгнуть невозможно? По крайней мере, можно передать рассмотрение этого вопроса на усмотрение правящего архиерея.
4. Не следует забывать, что Русская Православная Церковь распространяет свою юрисдикцию на множество стран, среди которых есть и такие, где церковный брак, заключённый на основании этого документа, будет представлять собой официальную регистрацию брака и для гражданских властей. Для таких стран неприемлемо давать слишком размытые формулировки, поскольку это может повлечь возникновение судебных споров как с Церковью, так и между супругами.
5. Упоминание проказы как основания для расторжения брака выглядит анахронизмом. В настоящее время эта экзотическая для России болезнь имеет адекватное лечение и не влечёт таких серьёзных последствий, каковые имели место в древности.
6. Помимо сугубо канонических вопросов, вероятно, было бы удобно привести в документе и более подробные указания на богослужебные моменты: по какому чину в каких случаях венчается брак.

Сергей Ф.

19 сент. 2015 г., 15:53:14

Проект о церковном браке необходим, как систематическое изложение официальной позиции Церкви по вопросам связанным с христианским браком. Конечно хотелось бы, что бы он не входил в противоречие со Священным Писанием и каноническим учением Церкви и в то же время, отвечал современному положению Церкви. В связи с этим считаю внести в проект следующие уточнения:

1. Решить вопрос о благословении брака, который родился в результате измены одного из супругов другому, с последующим оформлением прелюбодеяния в ЗАГСЕ. Считаю невозможным благословение такого брака, как противоречащего Евангелию и канонам Церкви (77 Василия Великого, 87 Трул. собора). Венчая таких людей Церковь одобряет грех. Также определить меру наказания виновного в расторжении такого брака.

2. Злонамеренное оставление одного из супругов другим также не является основанием для развода и вступления в новый брак (102(115) Карф. собора). Еп. Никодим (Милош) в толковании к данному правилу замечает: "Согласно постановлению данного правила, нельзя расторгнуть законно заключенного брака на том основании, что муж или жена оставили свою брачную половину; такой брак сам по себе остается в силе, и если супруги не помирятся, то навсегда должны оставаться разлученными, без права вступить с другим лицом в новый брак. В данном случае, как видно, речь идет о самовольном прекращении совместной брачной жизни, со стороны мужа или жены, что вполне согласуется с учением Священного Писания и нашей православной церкви". Вопрос о возможности вступления в новый брак виновной стороны здесь также отпадает, потому что это прелюбодеяние (87 Трул. собора).

3. Обосновывать возможность брака с иноверцами словами ап. Павла о муже и жене неверующей (1Кор. 7:12-14) можно только при условии заключения такого брака до прихода одного из супругов к христианской вере. Именно так понимали слова апостола отцы Трулльского собора в 72 правиле. Еп. Никодим (Милош) замечает: "Апостол, оставляя разноверных супругов в браке, признает, следовательно, законную силу их брака только в том случае, когда этого желает и на это соглашается супруг, не исповедующий православной веры. Законность существующего брака признается потому, во-первых, что он был заключен раньше, до принятия одним из супругов православной веры, а православная церковь не может, по духу своему, разрывать брачных уз, насиловать чувства людей и их свободную волю в границах нравственности, ибо и сам апостол говорит: в мир бо призва нас Господь Бог, и во-вторых, что добровольное согласие иноверного супруга на продолжение брака служит достаточным ручательством, что переход супруга, принявшего правую веру, был актом свободным и искренним, а это обстоятельство может служить надежным средством и побуждением к принятию правой веры и другим супругом". Поэтому Церковь не может одобрять браков, которые заключают состоявшиеся православные с представителями других религий.

4. В обоснование возможности благословлять в Церкви брак с инославными, как не противоречащего канонам Церкви, можно привести авторитетное мнение свт. Филарета Московского, которому он находил каноническое оправдание. Он полагал, что 72 правило VI Вселенского собора запрещает вступать в брак с «тяжкими» еретиками: «Можно полагать, что строгость сего правила направлена преимущественно на таких еретиков, которых ересь соединена с хулой на Божество, каковы ариане и духоборцы» (Наставление священнику, в отношении к совершению брака, православной невесты с лицом иного христианского вероисповедания, без письменного обязательства воспитывать детей от сего брака в православии // Собрание мнений и отзывов. M., 1888. Т. 5. Ч. 2. Мнение № 799. С. 704. 30.06.1865 г.).
В проект также следует внести рассуждение о возможности венчания православного с старообрядцами и различными раскольниками.

5. Стоит разобрать вопрос возможности вступления в брак восприемников и родителей крестника, когда восприемник разного пола с крещаемым, т. е. есть ли вообще здесь духовное родство. Этот вопрос неоднозначен в церковном законодательстве. Как отмечает прот. В. Цыпин: "В указе Синода от 31 окт. 1875 г. содержится формулировка, отрицающая самый факт духовного родства между крестником и восприемником, если они лица разного пола: «Не усматривается основания относить родство на других церемониальных лиц, когда они будут находиться при крещении и пожелают, согласно образцу метрической книги... рукоприкладствовать, при записи о событии, как свидетели»" (см. Православная энциклопедия. Духовное родство). Или: "Святейший Синод нашел непреодолимое препятствие к браку лишь в отношениях между восприемницей и отцом ее крестницы, а также между восприемником и матерью крестника. Тем самым он исходил из непризнания канонической действительности восприемничества лица другого пола по отношению к крещаемому, хотя ни в этом указе Святейшего Синода, ни в позднейших актах церковной власти не возбраняется самый обычай участвовать в крещении в качестве восприемников 2 лицам разного пола" (см. Православная энциклопедия. Восприемники).

6.Также следует отдельным пунктом, авторитетно подтвердить действие указов Святейшего Синода 1810, 1837 года о возможности вступления в брак между собой, восприемников одного и того же чужого ребёнка. Подтвердить отмену 211 статьи Номоканона при Большом Требнике запрещающей такие браки. Я прошу об этом по нескольким причинам. 1. Очень мало священников знает об этих указах, а страдают люди. 2. Сами эти указы критикуются некоторыми представителями Церкви (см. например http://omiliya.ru/o-dukhovnom-rodstve-i-brake-mezhdu-vospriemnikami) и поэтому сейчас очень важно официальное мнение Церкви по данному вопросу.

7. Внести ясность в вопросе венчания лиц, не достигших совершеннолетия, т. е. что можно считать допустимой причиной для их венчания.

Анастасия

16 сент. 2015 г., 10:11:10

Здравствуйте!
У меня вопрос на счет "духовного родства". Священник, который крестил моих детей, сказал, что мои родные дети не могут вступать в брак с моими крестными детьми. Но в документе об этом ничего не сказано. Не могли бы вы рассмотреть эту тему. Могут ли не родные "крестные" брат сестра вступать в брак?

Виктория

14 сент. 2015 г., 17:34:14

Очень хорошо, что:
1. Брак, зарегистрированный ЗАГСом, признается церковью за брак. Т.к. знаю случаи, когда верующие такой брак не признают, и считают нормальными свои отношения (включая венчание) с человеком, на данный момент состоящим в гражданском невенчанном браке с другим лицом. А свое поведение оправдывают тем, что им мол в монастыре сказали такое...
2. Разрешены браки между крестными одного ребенка и между свидетелями на Венчании

Виктория

14 сент. 2015 г., 17:12:21

Очень странно читать комментарии о том, что в случаи измены мужа жена НЕ ИМЕЕТ ПРАВА разводиться, с ссылкой на каноны.

Василий Великий в 9 правиле пишет:
"Господне изречение, яко не позволительно разрешатися от брака, разве словесе прелюбодейна (Мф. 5:32), по разуму онаго, равно приличествует и мужам и женам. " Далее говорит об ОБЫЧАЕ, когда жена была бесправною по отношению к мужу.
в 21 правиле об обычае пишет: "Причину сему дати не легко"
Читайте толкования на эти правила, например, Вальсамона: "Святый, будучи спрошен, что должно делать с супругами, если который либо из них вступит в другой брак, или впадет в блуд, составил свой ответ на основании различных мест Писания и господствовавшего в то время обычая. А поелику почти все, что содержится в этом правиле, изменила 117-я Юстинианова новелла, содержащаяся в 7-м титуле 28-й книги (Василик), то прочти ее, точно также и 3-ю новеллу, вообще все, начиная с 1-й главы указанного титула до 6-й, и узнаешь, какими способами расторгаются супружества, и как наказываются, по крайней мере на основании гражданского закона, те из супругов, которые совершают прелюбодеяние, или блуд, а равно и те, которые противозаконно оставляют сожитие."
Зонара: "Но это по обычаю, который имел силу во времена великого отца. А на основании изданной после того новеллы императора Юстиниана о расторжении браков, помещенной в 7-м титуле 28-й книги Василик, кроме других причин, по которым женам дается право прекращать сожитие (со своими мужьями), позволяется им расторгать браки и по причине ревности в том случае, если муж в одном и том же доме, или городе сожительствует с другою женщиной и, не смотря на приглашение со стороны жены, не оставляет общения с нею."

Евгения

12 сент. 2015 г., 20:46:06

Подробное ознакомление с проектом документа «О церковном браке» вызвало у меня ряд вопросов и даже смущение, которым хочу поделиться. В разделе 1 написано: В отношении православных христиан, супружество которых, заключенное ими ранее в законном порядке, не освящено церковным таинством Брака, приходским священникам следует руководствоваться определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 г. о недопустимости практики лишения Причастия лиц, живущих в невенчанном браке, и отождествления такового брака с блудом». Хотя в определении Священного Синода от 28 декабря 1998 г. напротив говорится, в п.2: «Напомнить всем пастырям Русской Православной Церкви, несущим духовническое служение, о необходимости в духовнической практике строго следовать букве и духу Священного Писания и Священного Предания Православной Церкви, заветам святых отцов и каноническим установлениям...» А в справке к этому определению вскользь упоминается: «Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в невенчанном браке, отождествляя таковой брак с блудом».
Так чем же руководствоваться священникам и мирянам: этой «справкой» или определение Священного Синода от 28 декабря 1998 г. (см. п.2)?! Как же тогда понять следующие слова проекта «о церковном браке»: «следует иметь особое пастырское попечение о таких людях, разъясняя им необходимость благодатной помощи, испрашиваемой в таинстве Брака, а также то, что для православных христиан практика жизни в гражданском браке без венчания неприемлема».
Возникает большой вопрос: если для православных христиан жизнь в браке без венчания неприемлема, то почему же допускать их к Святой Чаше приемлемо и даже обязательно?! Какой же тогда стимул у живущих в гражданском браке венчаться, если они и так имеют возможность причащаться? В чем же тогда «особое пастырское попечение о таких людях», если они имеют возможность приступать ко Причащению без венчания?
В разделе 2 написано, что «Трульский собор» 72 правилом запрещает православным вступать в брак с язычниками и еретиками под угрозой отлучения. А в разделе 3 «прекращение брака» читаем: «отпадение одного из супругов от Православия может быть поводом для расторжения брака». Получается, что я могу выйти замуж за католика или баптиста, и это не является препятствием для благословения брака Церковью, а если муж, будучи православным, отпадет в баптизм, я имею все основания расторгнуть брак?! Где же логика? Почему же отпадение от Православной Церкви до брака — не является препятствием к браку, а отпадение от Православной Церкви в браке — веская причина развода? И если правило Вселенского Собора запрещает брак с еретиками, то почему данный проект разрешает??
Хотелось бы, чтобы составители данных церковных документов были повнимательнее, глубже вникали в постановление Священных Канонов Св. Церкви, и не давали косвенного повода для новых вопросов и недоумений.


С уважением, Евгения.

Валерий Сутормин

11 сент. 2015 г., 1:35:11

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему
ЕВЛОГИЮ
митрополиту Владимирскому и Суздальскому
Председателя
Соборного движения
в защиту святыни брака
«РАЗВОДА НЕТ»
Валерия Сутормина,
тел. +74955041535,
e-mail: info@razvoda.net

Ваше Высокопреосвященство, дорогой владыка Евлогий!
Сыновняя любовь о Христе к Вашему Высокопреосвященству не дает места молчанию в столь трудное время для Православной Церкви вцелом и Владимирской епархии в частности. Разорение семей епархиальной практикой сегодня достигает 70% в некоторых уголках нашей страны. Хула на Святого Духа с совершением чинопоследования брака над прелюбодеями по справкам из епархий несет вечную смерть пастве Христовой с осквернением недавно обновленных святынь.
Разрушенные стены храмов можно восстановить еще в лучшем виде, но никто не вернет мужьям девство их оскверненных жен, не найдет прощения за богохульство и призыв Духа Святого сойти на скверну содомитов разного пола, ибо равно с мужеложниками судятся прелюбодеи. Таким образом, едва ли не каждый городской храм сегодня источает вопль об отмщении за столько великое оскорбление Третьей Ипостаси Пресвятой Троицы: «Какое оскорбление Святого Духа нужно полагать здесь при таком богохульстве и заодно огорчение святых Ангелов при таком злословии?» - взывает преподобный Феодор Студит в своем 22 послании в обличении придворного священника Иосифа, поднявшего святые Венцы над императором-прелюбодеем. Печать непростительного греха омрачает города и веси Святой Руси: «Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам» (Матф.12:31) И первая ответственность за это зло ложиться на архиерея, выдавшего такую путевку в вечную погибель.
Милостью Божией созданное Соборное движение в защиту святыни брака «РАЗВОДА НЕТ» обратилось в 2015 году к Межсоборному присутствию и Архиерейскому собору пересмотреть существующую сегодня преступную епархиальную практику разорения семей, противную благочестию и правде. Около двухсот архиереев получили наше обращение лично в руки и письменно по почте. Раскрытая беда епархиального растления браков болью отозвалась в сердцах добрых пастырей, ищущих спасение своих овец. Последующие обращения архиереев к Его Святейшеству понудили синодальные органы создать новый документ «О церковном браке» и предложить его на обсуждение всей церковной полноте.
В предложенном документе можно найти положительные стороны, например, в указании на внимание при совершении браков к кровному и духовному родству, неприятие Церковью государственной регистрации преступных по каноническому праву сожитий. Только все эти возможные положительные ссылки на Каноны Церкви в документе застилают глаза на небывалые ранее определения и понятия.
Вопиющей своим несоответствием благочестию и правде явилась всей Церкви глава под названием «Прекращение брака». До 2015 года копие богохульства в отвержении действия Таинства Брака не проникало в официальные церковные документы, но скрытно уязвляло Тело Церкви местами в отдельных епархиях. Так в сердце Православия – Москве – всякий муж, как только ему надоела жена, имеет легкость зарегистрировать отношения с проституткой в органах загс и получить справку в епархии следующего содержания: «В связи с утратой гражданского брака церковный брак потерял свою каноническую силу».
Решения Поместного собора 1918 года сегодня перестали удовлетворять похоти XXI века. Еще 100 лет назад преосвященные не решались отвергнуть действие Таинства Брака после регистрации прелюбодеяния в органах загс «во имя пролетариата и революции», но назвали ее «новым браком» при существующем браке: «Супруг вправе просить о расторжении брака в случае вступления другого супруга в новый брачный союз ПРИ СУЩЕСТВОВАНИИ БРАКА ЕГО С СУПРУГОМ, ПРОСЯЩИМ О РАЗВОДЕ». (Собрание Определений и Постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Т. 4. С. 48.) Сегодня же упорство ведущей части церковной администрации в угождении похоти доходной прослойки, растлевающей Тело Церкви, привело к отвержению действия Духа Святаго Божия, сочетающего двоих в плоть едину по образу единения Христа и Его Церкви.
Глава «Прекращение брака» начинается с преломления смысла слова Божия – «супружеский союз должен быть нерушимым по слову Спасителя». Словосочетание «должен быть нерушимым» предполагает возможность разрушения того, что Бог сочетал на Небесах. Напротив, Бог являет нам благую весть о нерасторжимости брачного союза: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф.19:6) – никто не может разрушить, нет такой власти у человека.
Далее авторы документа сразу вводят новое определение «прекращения брака» со ссылкой на Евангелиста Матфея: «А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует. (Матф.5:32) Но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, [тот] прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Матф.19:9). Ни в приведенных текстах, ни в других местах Священного Писания нет (и не может быть) даже намека на «прекращение брака», так как христианский брак являет собой малую Церковь. Говорить о возможности прекращения брака – значит говорить об отделении Христа от Церкви, отвергать действие Духа Святого в божественном единении двоих в единую плоть. Да не будет такой хулы в ограде Церкви!
Таким образом, мы обнаруживаем два понимания слова «развод»:
1. разлука на земле – оставление одного супруга другим;
2. «прекращение брака» – разрыв божественного единства супругов на небесах, расторжение малой Церкви с отделением Христа, отсечением Главы от Тела.
Нужно ли уточнять, что Евангелист говорит о первом понимании, а авторы документа – о втором. Апостол Матфей ясно запрещает оставлять свою жену, кроме вины ее прелюбодеяния. В противном случае муж подает ей повод прелюбодействовать, похищая у жены власть над своим телом: «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена» (1Кор.7:4). Далее Евангелист утверждает о существовании брака жены, разлученной со своим мужем, когда запрещает ей быть с иным, называя эти отношения прелюбодеянием: «Кто женится на разведенной, тот прелюбодействует». (Матф.5:32). В случае же мнимого «прекращения брака» после разлуки супругов по ряду указанных в документе причин жена «свободна» быть с иным и ее отношения не называются прелюбодеянием, но «новым браком» после регистрации в государственных органах, что прямо противоположно Священному Писанию и Канонам Церкви.
Существование брака после прелюбодеяния мужа ясно изложено в 9 и 21-ом правиле святителя Василия Великого. Жена несвободна от брака в случае прелюбодеяния мужа, но должна принять и удерживать его, возвращающегося от греха. Апостол Павел ясно утверждает: «Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе» (1Кор.7:39).
Никому не дано право смешивать евангельские понятия и слова. Понятие смерти и прелюбодеяния в Священном Писании различны. Когда нужно сказать о смерти употребляется слово «смерть», когда о прелюбодеянии – прелюбодеяние.
Существование брака после прелюбодеяния жены подтверждает 8 правило Неокесарийского Собора, запрещающее мирянину быть священником, что свидетельствует об осквернении мужа через жену в этой беде. О том же свидетельствуют 9 и 21 правила Василия Великого. Если с прелюбодеянием своим жена оскверняет мужа в первое и последующие преступные соития, то это свидетельствует о неразрывности связи мужа и жены, существовании их брака. Мужу прощается быть с иной только потому, что с прелюбодеянием жена оставляет мужа навсегда, так как ему после запрещено принимать ее в бракообщение на основании приведенных выше правил.
Таким образом введение в документе «О церковном браке» определений «бракорасторжение» и «прекращение брака» является вопиющим богохульством, оскорбляющими Духа Святого Божия и нашу христианскую совесть. Кроме ответственности перед Судом Божиим данное преступление соответствует 148 статье УК РФ об оскорблении чувств верующих.
Поэтому просим Ваше Высокопреосвященство как церковного судью недопустить в Церкви распространения богохульного учения о «прекращении брака» и «бракорасторжении», ведущие к растлению и вечной погибели паствы Христовой.

С мольбой о помощи
и молитвенного предстательства
Председатель Соборного
движения в защиту святыни брака
«РАЗВОДА НЕТ»
Валерий Сутормин

11 сентября 2014 года

Екатерина Воронкова, бакалавр богословия; катехизатор

09 сент. 2015 г., 20:18:01

Простите, высокочтимые отцы и братия, за женскую дерзость.
Для второбрачующихся совершается не венчание, а "чин для второбрачующихся". Второбрачные - это вдовцы и вдовицы. Даже для вдовца, жившего в законном браке, второй брак - это не венчание. Таким образом, венчание связано с невинностью, с девством.
Что же делать в современной ситуации, когда люди жили в государственном браке, пришли к вере, и хотят венчаться? По смыслу канона это возможно, если соблюдены невинность до брака и затем супружеское целомудрие.
Венец брачующихся - это венец мученический; если я его упустил в обмен на удовольствие, то не нужно ли остановиться и не тянуть на себя то, что мне уже не принадлежит?
Что же мне делать? Сохранять спокойствие. Потому что государственный брак, как и древний римский государственный брак, благословляется Церковью, чин венчания введен позже римского брака, именно потому, что соединение (совокупление) мужчины и женщины по свободной воле – это уже брак. Надо покаяться и жить спокойно и отныне целомудренно в государственном браке.
Иначе, почему же для вдовца, бывшего в законном браке, и которому не надо каяться, венчание не возможно (за исключением невинности второй стороны), а для бывшего в грехе блуда возможно?
Есть, вероятно, неверное представление о Таинстве венчания, так что людей буквально тянут к венчанию, неважно, сколько блудных связей они прошли. Связано это и с неверным представлением о блуде, то есть отсутствием понимания, что соединение мужчины и женщины – это соединение в единое тело. Если тело уже соединено с другим, что же образуется при присоединении третьего?
Есть, конечно, икономия.
Но последние годы в Церкви процветает вседозволенность. Пастыри, и учители, опасаясь отвратить людей от Церкви, не всегда говорят истину, а послабляют. В результате некоторые годами ходят в храм, не оставляя смертных грехов и... не зная, что их нужно оставить! Их научили, что нужно регулярно причащаться, но не научили, что нужно оставить смертные грехи. Как катехизатор сталкиваюсь с этим регулярно.
А те, кто вне Церкви, не приходят в нее, так как не всегда встречают здесь истину, а встречают все больше расхлябанность, которая отвращает. Годы «упертых» православных, принуждающих к строгому исполнению устава, прошли. Сейчас идут годы, когда людям бояться сказать о грехе, лишь бы затянуть их в храм ставить свечки и даже… причащаться...
И что делать с тысячами уже совершенных венчаний, то есть освященных Церковью соединений кусков тел, сцепленных с другими телами? Может, вернуть понятие о совокуплении мужчины и женщины как о единении, в том числе, в вечности?
В современных условиях, возможно, будет более педагогически оправдан строгий покаянный аспект.
Однако известно, что для покаяния мало открыть грех на исповеди. Наши современные сердца жестки, мы каемся в большинстве "по закону", а не по глубокому раскаянию, приводящему к перерождению. В этих условиях необходимы "педагогический подпорки". Например, осознание, подкрепляемое Церковью, что венец мученичества и супружеского целомудрия утерян. Венчаться мне нельзя. Но при этом я могу спокойно жить в благословенном государственном браке. В этом случае сам факт отсутствия венца будет возвращать меня к чувству сокрушения, а понимание благословенности государственного брака освобождать от печали.
Ах, как хорошо вернуть венчанию понятие целомудрия!
Если же венец получен, так и каяться не в чем...
А если покаяние не состоялось, а было только открытие греха на исповеди?.. Как со всем этим моим безобразным «сиамским» телом предстать пред Судией? И Церковь не помогла вернуться к разуму.
Простите, если есть заблуждение. Нижайше прошу при наличии заблуждения исправить его, ответив мне, по возможности, по электронной почте. Благодарю.

протоиерей Михаил Морочев

29 авг. 2015 г., 22:42:14

Вопрос 15: Аще у кого жена одержима злым духом до того, яко и оковы носит, муж же ея глаголет, яко не может воздержатися, и хощет пояти иную: должен ли таковый пояти иную, или нет?

   Ответ: В сем деле заключается прелюбодеяние: и не имею и не обретаю, что на сие отвещати.
    Вальсамон. Вопрос — о муже, который имеет жену, одержимую злым духом и неистовствующую до такой степени, что нужно налагать на нее железные цепи, чтобы она не погубила себя, или не повредила другим, и который не может совокупиться с нею и говорит, что не может хранить целомудрия и желает законным образом взять другую жену. А ответ: я не могу сказать ничего; ибо взять мужу в сожитие другую жену, когда еще существует брак, есть прелюбодеяние. А новеллою царя господина Льва Философа дано мужу жены, которая страдает непрерывным беснованием, право расторгать брак; по расторжении же брака позволено ему вступить в законное сожитие с другой.
    Синопсис. Имеющий (жену) одержимую бесом не должен брать другой.
    Славянская кормчая. Правило 15-е. Аще кто жену имать беснующуюся, якоже и железа ей носити, иныя да не поймет.
Если уж каноническое правило бесноватую не разрешает отпускать, что говорить и о других болезнях!

Алексей

29 авг. 2015 г., 18:34:55

Некоторые обсуждающие проект документа называют венчание таинством. Неужели в ІХ в. Православная Церковь ввела новое таинство, которого прежде не существовало?
В документе необходимо дать чёткое разграничение и понимание, что венчание — это последование, а таинство — брак. Это расставит многое на места разрешит многие недоумения, вытекающие из этой путаницы.

Иван

28 авг. 2015 г., 17:51:03

Всех с праздником Успения Пресвятой Богородицы

Послушайте, наша проблема номер один , это возникшая прелюбодейная ересь, как во времена Феодора Студита, с которой он и боролся. Сейчас у нас венчают прелюбодеев. Посему предлагаю в соответствии с Канонами нашей Церкви немедленно ввести строгое отлучение прелюбодеев от Причастия. В чем заключается наша проблема : во время Поместного Собора 1917-18 годов ввели такое понятие, как «новый брак» при существующем браке, т.е. узаконили прелюбодеяние, сейчас это уже распространенная практика, когда спустя некоторое время после венчания жена или муж прелюбодеи подходят к священнику и говорят, что у них есть новый партнер, что они уже жить с венчанным партнером не хотят , а хотят новый брак, новое венчание и вместо епитимии и отлучения от Причастия они получают совет от волка в рясе – сходить в гражданский суд, развестись, получить печать в паспорте, потом сходить в епархию, на основе печати в паспорте получить справку о развенчивании (такого понятия до революции у нас в Церкви никогда не было ) и потом можно венчаться во второй раз. У нас уже полно таких венчанных прелюбодеев т.е. венчанного супруга, который не свободен от своего венчанного брака венчают на его любовнице только лишь потому, что он сбегал в суд и получил печать в паспорте - развод от своей венчанной супруги, которая хранит верность венчанному браку, обетам, своей верностью удерживает мужа – прелюбодея от ада , в который он обязательно попадет если останется прелюбодеем, не получив епитимию за прелюбодеяние. По канонам священника, который поднимает венцы над прелюбодеями надо извергать из сана. Теперь подсчитайте, сколько у нас прелюбодейных браков и сколько уже священников надо извергнуть из сана.

Предлагаю начать бороться с прелюбодейной ересью, а не усугублять ее. Посему предлагаю во-первых начать открыто говорить в храмах о том, что Христос глава Церкви, а не печать в паспорте и если Христос сочетал двоих, то разлучить их печать в паспорте может только если жена изменила мужу, по Канонам такую надо изгнать из Малой Церкви своей семьи и отлучить от причастие за прелюбодеяние на 15 лет по канонам . Если же этого случая нет , то, то что сочетал Христос на Таинстве венчания ничто разлучить не может. Если муж нашел себе любовницу, то он должен быть отлучен от Причастия, но ни о каком разводе не может быть и речи. Если же он все же идет в суд разводиться с расчетом на то, что над ним снова поднимут венцы только потому что у него есть печать в паспорте, то такие надежды надо разбить как «разбиет младенцы твоя о камень» . Строго надо увещевать в Церквях о том, что венчанная жена при измене мужу за прелюбодеяние должна быть отлучена от Причастия, изгнана из семьи и как разведенная она уже преть выйти замуж не может, поскольку Христос сказал, что тот, кто женится на разведенной – прелюбодействует, что является смертным грехом. Если Церковь не будет у нас хранить Малую Церковь и не будет строго наставлять тех, кто вступает в венчанный союз, то с чистотой Православия можно будет распрощаться (что мы и наблюдаем) , вместо него у нас будет блудница сидящая на троне и радостно упивающаяся из чаши своих блудодеяний. Да, а почему отменили отлучение от Причастия за блуд ? Гражданский брак у нас уже стал равен Таинству венчания ? Каноны церкви никто не отменял, блуд должен быть наказан, а он у нас поощряется Причастием.

Алексей

27 авг. 2015 г., 11:53:20

Если человек жил в государственном регистрированном, но невенчанном, браке, то он в повторном случае двоеженец? То есть его надо венчать по последованию о второбрачных? А если человек жил даже не в гражданском нерегистрированном браке, а блудил налево и направо, то как его воспринимать? Считать ли его многоженцем? Каким последованием венчать? И венчать ли вообще?

протоиерей Владислав Радьков

24 авг. 2015 г., 18:57:09

Еще одно недоумение: О том, каким чином венчать вступающих в брак, если одна из сторон вступает в брак в первый раз, а вторая - во второй. По общепринятой практике (хотя опячть-таки это в проекте не отражено) вроде бы венчаем первым чином. Но как быть, если вступает человек, виновный в разрушении первого брака. Ведь согласно Евангелию он - прелюбодей, и та, что выходит за него замуж - прелюбодейка. "Но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, [тот] прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует" (Матф.19:9). А мы их первым чином и: "положил еси на главах их венцы"... Если следовать словам Спасителя, то епитимию надо накладывать на обоих: и на разведенного, который семью разрушил и горе принес своим детям, и на ту, что его из семьи увела. И венчания удостаивать после понесенной епитимии обоими, и чин надо какой-то особый, покаянный, ну хотябы о второбрачных.

прот.Николай Баринов

24 авг. 2015 г., 18:47:51

Категорически не согласен с пунктом I.г) о духовном родстве. Не допустим брак в духовном родстве двух степеней в любом соотношении, в том числе восприемника с восприемницей. На эту тему у нас была полемика в нашей епархии при владыке Павле. Он отправлял эту мою статью в нашу Рязанскую семинарию. Ее обсудили и признали правильной.
Статья достаточно большая, поэтому на помещаю ее здесь а даю ссылку:
http://omiliya.ru/o-dukhovnom-rodstve-i-brake-mezhdu-vospriemnikami

протоиерей Владислав Радьков

24 авг. 2015 г., 18:40:00

Общецерковный взгляд на брак и таинство Венчания достаточно полно отражен в Основах социальной концепции РПЦ, поэтому повторяться не надо. В Церкви востребован сейчас именно свод канонических правил, общеобязательный для всей полноты РПЦ, правил, "взятых не с потолка" и не из сомнительных постановлений, возникших в смутное время (двух русских революций, например), а из древних канонов, но только тех, которые могут быть применены в условиях современной реальности. Причем новые правила, если они необходимы, не должны противоречить Евангелию, древним правилам, принятым на Вселенских Соборах или утвержденных ими и всему Преданию Церкви. А вот данному документу нехватает конкретики, ответов на те вопросы, на которые священник сам сейчас ответить затрудняется.
Пример: В проекте говорится, что при определении третьего брака считаются и браки, в котрых пары были расписаны, но не венчаны. А второй брак как считать тогда? Сейчас в этом вопросе полная неразбериха на приходах. С одной стороны Церковь признает законным гражданский брак (когда расписаны), хотя и не церковным браком. А когда встает вопрс о венчании разведенных, состоявших в браке, зарегистрированном государством, почему-то венчаем как первый брак (приравнивая законный гражданский брак блуду?). Вотпусть данный документ все это упорядочит и прояснит. На мой взгляд если кто-то был в зарегистрированном гражданском браке, развелся и хочет вступить в новый церковный брак, значит к нему должны быть применены все церковные правила, касающиеся второго брака. И чин венчания - о второбрачных. Данный проект обходит этот вопрос необъяснимым молчанием.

протоиерей Владислав Радьков

24 авг. 2015 г., 9:29:05

Непонятна цель данного документа: или это попытка показать светскому обществу церковный взгляд на брак и Венчание, или это все-таки внутрицерковный документ, для внутреннего пользования, то есть, своего рода, инструкция для священнослужителей и, в какой-то мере, для мирян. На внутрицерковный документ, имеющий каноническую силу, данный проект не тянет. Во-первых, нет четкости в формулировках, например, говорится о какой-то епитимие для виновной стороны при расторжении брака, а какой именно? Какая епитимия должна накладывается за прелюбодеяние в данное время (5 лет или 2,5)? Опять священник должен обращаться к древним канонам или в этом допустим произвол? Масса вопросов вообще неотражена. Что же делать, если какой-то неграмотный священник в глухом селе повенчал 15-летнюю девочку и 16-летнего парня? Почему не взять за основу Церковное право о. Владислава Цыпина и не сделать нормальную инструкцию, свод канонических правил, которые применимы в настоящее время?

иеромонах Макарий (Маркиш), Иваново-Вознесенская епархия

24 авг. 2015 г., 0:28:16

1)
Вызывает недоумение отсутствие в обсуждаемом положении четкой и недвусмысленной формулировки ОСК РПЦ (X.2): "Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку".

2)
"...По причине греховного несовершенства супруги могут оказаться неспособными сохранить дар благодати, воспринятой ими в Таинстве Брака, и уберечь единство семьи" (ОСК РПЦ. Х.3). Отсюда следует, что совершителем развода является не Церковь, но супруги (или один из них), чье греховное действие или бездействие разрушило брак. Тем самым утверждается тот факт, что развод представляет собою не уничтожение брака, а _свидетельство_ о свершившемся факте.

Обсуждаемое положение подтверждает сказанное следующим формулировками: "...Считает допустимыми для рассмотрения вопроса о признании брака распавшимся следующие поводы... ...Свидетельство о признании данного церковного брака распавшимся". Однако другие выражения лишены этой ясности: "...Рассмотреть вопрос о прекращении брака... ...Намеревающимся развестись..." Из них можно сделать ложный вывод о том, что брачное состояние супругов прекращается актом Церкви.

3)
Уважение Церковью гражданского брака с необходимостью требует уважение ею гражданского развода, что также должно быть со всею ясностью отмечено в обсуждаемом документе. Сказанное подтверждается принятой практикой обращения за благословением (разрешением) на повторный церковный брак после заключения повторного гражданского брака: в противном случае повторный гражданский брак был бы вовсе невозможен, поскольку гражданский развод не возвращал бы человека в безбрачное состояние.

протоиерей Михаил Морочев

23 авг. 2015 г., 23:22:22

Хотелось бы в случаях, когда делается заявление следующего типа:"...Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным ..." - приводить историческую справку о прошлом...

протоиерей Михаил Морочев

23 авг. 2015 г., 23:16:22

Считаю необходимым все формулировки типа:"Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор. 7, 39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения»" заменять на точные, типа:"Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор. 7, 39), то есть с теми, кто разделяет их православно-христианские убеждения»"

протоиерей Михаил Морочев

23 авг. 2015 г., 23:08:28

Написано:"При этом в случае признания брака недействительным по причине нарушения возрастного ценза венчание может быть совершено по достижении сторонами законного возраста." Это значит над одними и теми же супругами будет совершено два Таинства Венчания - одно "незаконное", а другое "законное"?

протоиерей Михаил Морочев

23 авг. 2015 г., 22:41:08

Считаю, что священнику в вопросе брака надо руководствоваться только Священным Писанием и канонами Вселенских Соборов (Святых отцов), а все выходящие за эти рамки вопросы предоставлять суду Епископа (Церковному суду)
Если, например, мы уйдём от нормы правила Василия Великого (9-е Первое каноническое послание. К Амфилохию...), где мы видим более строгие ограничения жене, то дадим повод женской чувственности и эмоциональности преобладать над разумом в отсутствии страха быть повинной в грехе прелюбодеяния и блуда. Это приведёт к распаду брака в случаях, когда это можно было-бы избежать. А цель канонов - воспитательная и ограничивающая развития греха и страстей.
Т.о. считаю необходимым изменить формулировку в части III. Прекращение брака на соответствующюю мысли св. Василия.

протоиерей Михаил Морочев

23 авг. 2015 г., 21:55:25

1. Считаю недопустим совершение брака каким-либо церковным чином с иноверцем и еретиком. Католики, монофизиты, протестанты и им подобные "христиане" являются согласно учению Церкви Православной еретиками. Брак возможен только после присоединения к Церкви согласно принятым церковью чинам присоединения.
2. Я не думаю, что во времена Василия Великого и Вселенских Соборов не существовало таких болезней как проказа, сифилис, алкоголизм и что все жили благочестиво и не занимались преднамеренным калечением. И уж тем более существовали такие заболевания, которые сегодня классифицируются как психические. Во времена Иисуса Христа, Его земной жизни, как все мы понимаем, это называлось беснованием или одержимостью. И во времена Соборов всё это существовала. Но ни Отцы, ни Соборы, водимые Духом Святым не сочли необходимым внести соответствующие дополнения в каноны, касающиеся семьи и брака. Думаю, не следует этого делать и в наше время.
3. Ссылаться на Послание к Диогнету при оправдании регистрации брака в гос. органах думаю не оправдано. Это послание является апологией христианства перед язычеством и данный пример является просто иллюстрацией невраждебности христианства к естественным человеческим обычаям и законам, которые отражаются в законодательстве:"Они(христиане - прим.моё) вступают в брак, как и все, рождают детей, но только не бросают их" Скорее всего надо указать на факт отражения воли Божией в брачном законодательстве светского государства, что является основанием признания законности брака, регистрируемого в государстве, и Церковью даже без освящения его в Таинстве. Это позволяет христианам, живущим в "незаконных" с т.з. Церкви браках (брак с католиком например) , тем не менее, участвовать в Таинствах Церкви.

Игорь

20 авг. 2015 г., 21:27:10

Получается, что ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ случаи, которые должны сакрально разсуждаться архипастырем и рассматриваться в совокупности всех обстоятельств мы вносим в общее правило, таким образом открывая ящик Пандоры? Что это? Следование моде, течению времени, открытое отступление..... ЗАЧЕМ это делается ? Один только этот вопрос возникает после прочтения этого проекта. Церковь, которая как никто другой должная стоять на защите святыни брака, следует течению прелюбодейного времени - так получается? ЗАЧЕМ?

Игорь

20 авг. 2015 г., 21:10:43

Сегодня, в церкви огромное количество людей которые только воцерковляются и это воцерковление часто начинается именно с таинства венчания. И что же? Человек прочтя этот документ, сразу подумает: " Нельзя, но если очень хочется, то можно....можно всегда найти уважительную причину " Так получается?! Вместо того, чтобы четко понять, что брак это крест, это КЛЯТВЫ перед АЛТАРЕМ, перед БОГОМ, это слова ХРИСТА " Что Бог сочетал, человек не разлучит " мы сразу предлагаем ему кучу вариантов, что если что.....найдешь повод развестись и снова "повенчаться" .

Игорь

20 авг. 2015 г., 21:00:45

Не понятно зачем, такими проектами вносить смуту в церковное сообщество. Зачем, эти мутные размытые формулировки, вместо четких, понятных правил установленных Христом, св. отцами и соборным мнением. Правил, которые ТОЛКУЮТСЯ ОДНОЗНАЧНО ! Зачем эти реверансы в сторону диавола? Это не понятно, по крайней мере....

Виталий

18 авг. 2015 г., 22:26:01

А зачем изобретать велосипед скажите мне? В Православной Церкви есть с 4 века каноны регулирующие возможность расторжения церковного брака - это каноны под №9 и №21 Учителя Церкви св.Василия Великого утвержденные 6 Вселенским Собором. Которые четко, лаконично и просто раскрывают смысл евангельских и новозаветных заповедей Христа и апостолов о возможности развода.

Итак 9 канон:


9. Господне изречение, яко не позволительно разрешатися от брака, разве словесе прелюбодейна (Матф.5,32), по разуму онаго, равно приличествует и мужам и женам. Но не то в обычае. О женах находим много строгих изречений. Апостол глаголет: яко прилепляяйся сквернодеице, едино тело есть (1 Кор.6,16). И Иеремия: аще будет жена мужу иному, не возвратится к мужу своему, но осквернившися осквернится (Иерем.3,1). И паки: держай прелюбодеицу, безумен и нечестив (Притч.18,23). Женам же обычай повелевает удерживати мужей своих, хотя они прелюбодействуют и в блуде суть. Посему не знаю, может ли прямо прелюбодеицею нарещися живущая с мужем, оставленным своею женою: ибо здесь обвинение падает на оставившую мужа, по какой причине она отступила от брака. Ибо аще потому, яко биема была, и не стерпела ударов: то подобало паче претерпети, нежели разлучатися с сожителем; аще потому, яко не стерпела утраты имения, и сей предлог не достоин уважения. Аще же и потому, яко муж ея живет в блуде, наблюдения сего не имеем в церковном обычае, но и от невернаго мужа не повелено разлучатися жене, а пребывати с ним, по неизвестности, что последует. Что бо веси жено, аще мужа спасеши? (1 Кор.7,16) Посему жена, оставившая своего мужа, есть прелюбодеица, аще прешла к другому мужу; а муж оставленный, достоин снисхождения, и сожительствующая с ним не осуждается. Аще же муж, отступив от жены, поимет иную: то и сам он есть прелюбодей, понеже твори ю прелюбодействовати, и живущая с ним есть прелюбодеица; а поелику отвлекла к себе чужаго мужа.

Заметьте святой уточняет в тексте правила, что речь идет именно о "церковном" а не о языческом обычае. Об этом же говорят и древние толкователя, например Аристен:

Аристин. Хотя Господь равно осуждает и мужа, расторгающего брак со своею женою (разве словесе прелюбодейного), и жену, отступающую от своего мужа без благословной причины, но не так повелевает это церковный обычай: он предписывает жене удерживать своего мужа, хотя бы он совершал блуд и прелюбодействовал; а жену, если она осквернилась с другим мужем, дозволяет ея мужу отпускать и более не удерживать. Следовательно, если жена оставит своего мужа под тем предлогом, что он живет в блуде, и тот возмет другую жену, вина и ответственность падает на жену, оставившую своего мужа, которого она должна была удерживать, не смотря даже на его прелюбодеяние; и муж в этом случае достоин снисхождения, если обратится к другой жене: точно также и совокупившаяся с ним, если он оставлен, не должна быть сочтена за прелюбодейцу; а оставившая, если она соединится с другим, есть несомненно прелюбодейца. Если же наоборот муж оставит жену разве словесе прелюбодейна, и возмет другую жену, то и сам судится как прелюбодей, потому что заставляет прелюбодействовать ту, которую оставил, если она выйдет за другого мужа, и сожительствующая с ним – прелюбодейца, потому что приняла чужого мужа. И это по правилу, потому что законами в то время дозволялось сожительствующим разлучаться друг от друга и без благословной причины посредством установленных выражений. А ныне ни муж, ни жена не могут расторгать супружества, разве есть только какая-нибудь благословная причина из числа тех, которыя прямо указывает Юстинианова новелла.

Славянская кормчая. По Господню словеси равно осуждаются муж, и жена, разве любодеяния распущаютщеся: обычай же прелюбодеянии, любодей не распущается с женою. Аще ли некия пущенным от жены мужеви сочетается, несть прелюбодейца: вина бо на оной есть, иже без вины остави мужа, и прелюбодейца есть, аще за иного пойдет: пущенный же муж прощен есть. Аще же муж жену пустив, и ину поймет, и сам прелюбодей, и той прелюбы деяти творит, и живущая с ним прелюбодейца есть.

Толкование. Аще и Господь, мужа распустившагося от своея жены, разве словесе прелюбодейного, и жену кроме подобны вины отлучившуюся от своего мужа, равно осуждает: но обычай убо церковный инако сему повелевает быти: мужа убо блуд творящего, и прелюбы деющаго, своея жене отлучитися не повелевает. Жена же аще осквернится с иным мужем, пустити ю повелевает, и ктому не держати ея мужеви. Тоже аще жена своего мужа оставит, извет имущи нань, понеже в блуде живет, и он другую жену поймет, вина и грех на жене есть, иже пустити мужа своего, его же должна бяше держати, аще и прелюбы творит, муж бо прощен есть иную жену пояти: тако же и счетавшаяся с ним, не наречется прелюбодейца, пущену ему сущу от первыя жены. Аще же оставльшая его идет за ин муж, прелюбодейца есть без всякого извета. Аще же противно сему, муж свою жену пустит, кроме словесе прелюбодейного, и ину поймет, и сам яко прелюбодей осудится, понеже пущеней от него жене творит прелюбы деяти, аще за ин муж пойдет: и живущая с ним жена прелюбодейца есть понеже чуждого мужа поят: и таковая суть правила сего, понеже власть бяше сущим, тогда от закона мужеви и жене, и свене подобны вины, законными глаголы разлучатися друг от друга. Днесь же ни муж ни жена разрушити сожития не может, аще не будет кая вина подобна: о них же яве, Иустинианова, новая заповедь повелевает.

Сравните толкование Аристена например или толкование Кормчей и современное еретичное толкование на 9 и 21 каноны св.Василия Великого от еп.Никодима Милоша. Увидите как говорится большую разницу.

Итого: из текста канонов 9 и 21 св.Василия Великого посвященных вопросу возможности расторжения брака ясно и четко видно, что:

1. Развод для жены при живом муже не возможен.

2. Развод для мужа возможен при прелюбодеянии жены.

Все.

Такие выводы данных канонических предписаний согласуются со словами Христа: "Кто разводится с женой своей кроме вины любодеяния прелюбодействует и кто женится на [такой] разведенной прелюбодействует с нею", а так же со словами апостола Павла "Жена связана законом доколе жив муж ее". Златоуст кстати, на эти слова ап.Павла в своем комментарии указывает, что жена поэтому связана законом до смерти мужа, так как раба ему, и даже больше чем раба, так как рабам позволительно менять хозяев при жизни, а вот жене мужа живого сменять на другого "руководителя юности ее" не позволительно без того, чтобы не стать прелюбодейкой не способной более к браку ибо будет осквернять того с кем сочетается.

Все. Это так просто. Зачем мудрствовать лукаво?

Иван

18 авг. 2015 г., 18:49:15

Скажите, а с каких это пор у нас в Церкви помимо Евангелие, Канонов Семи Вселенских Соборов , Номоканона еще какие-то проекты будут , которые позволят разлучать тех, кого человек не в силе разлучить , поскольку уже есть у Венчанного Союза свои Правила, которые прописаны в выше указанных источниках. Все прекрасно знают, что Поместный Собор 1917-18 годов прошел не под председательством Православного Государя, а под председательством жида Керенского , на этом Соборе был разработан документ, который разрушил Венчанный брак, поскольку разрешил при существующем браке вступать в «новый брак», т.е. разрешил узаконить прелюбодеяние . Постановление этого собора было закреплено кровью ритуально закланной Семьи Государя, а потом Ленин узаконил и аборты.

Что за новомодная практика составлять проекты ? Не проекты надо разрабатывать, а анафематствовать сборище , которое было названо поместным собором 1917-18 годов.
Кто этот проект разрабатывал ? Что за умник тут написал, что «В то же время, основываясь на евангельском учении, Церковь признает возможность прекращения брака при жизни обоих супругов в случае прелюбодеяния одного из них (Мф. 5, 32; 19, 9)..» (стр 5)

Это кто там считает себя умнее Христа ? Где в Евангелие сказано, что жена может разводиться с мужем если он прелюбодействует ? Или кто-то себя считает умнее Василия Великого, который специально, чтобы исключить вот такой подлог составил 9 и 21 правило, в которых сказано, что жена обязана удерживать мужа в случае его прелюбодеяния, а не разводиться с ним.

«Аз же глаголю вам: яко всяк отпущаяй жену свою, разве словесе любодейнаго, творит ю прелюбодействовати, и иже пущеницу поймет, прелюбодействует.» (Мф. 5, 32; 19, 9)

Если бы это касалась и мужа и жены, то написано было бы "яко всяк отпущай жену или мужа , разве словесе любодейного , творит им прелюбодействовати, и иже пущеников поймут, , прелюбодействуют."

А данный контекст из Евангелие нам говорит о том, что не прелюбодействует дева если выйдет замуж за разведенного по вине прелюбодеяния его жены и что нет такого понятия для жены, как отпущение мужа .


Разбираем дальше перлы данного проекта .

Мы прекрасно знаем, что прелюбодеи Царство Небесное не наследуют, поэтому Христос и предостерег, что прелюбодеяние будет, в случае если муж отпустит жену не по вине прелюбодеяния.


Если муж отпустит жену не по вине ее прелюбодеяния, то сам толкает ее на прелюбодеяние и поэтому обязан ее удерживать , а жена обязана удерживать мужа и нет для нее никакого повода для развода доколи жив муж ее ( "Жена связана законом, доколе жив муж ее;
если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе. Но она блаженнее, если останется так" (1 Кор. 7: 39-40)
поскольку любой, кто женится на разведенной – прелюбодействует .

Вы же в своем проекте предлагаете плодить прелюбодеев тысячами, поскольку пишите, что «Возможен развод и в случаях, влияющих на брачный союз так же разрушительно, как и прелюбодеяние» ( стр 5). Еще один плевок в лицо Христа c вашей стороны. Христос говорит, что только по вине прелюбодеяния можно отпустить жену , иначе она станет прелюбодеецей , вы же забыв о том, что прелюбодеяние, это смертный грех, разрешаете разводиться обоим по целому ряду других причин.

А теперь рассмотрим эти ваши причины . Вы пишите (стр 5) , что «В настоящее время Русская Православная Церковь на основании священных канонов,….» хотя ни один из ваших далее перечисленных пунктов не соответствует ни одному канону Семи Вселенских Соборов, если это не так, то укажите рядом с пунктом и Канон . Далее «…определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917- 1918 годов «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» - а мы знаем, что этот собор проводился клятвопреступниками, которые клялись на Евангелие до последней капли крови защищать Православного Государя, Государя они предали, предав его и всю его семью на ритуальное закланье и потом на соборе были разработаны под руководством таких жидов как Керенский ряд определений, которые идут в разрез с Священным Писанием, а именно :

Ваш пункт А : вы пишите, что если один из супругов отпал от Православия, то это повод для развода. Мы же прекрасно знаем, что неверующий муж спасается верующей женой и наоборот и обязанность супругов в таком случае спасать друг друга, а не разводиться.

"12 Прочим же я говорю, а не Господь: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее;
13 и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его.
14 Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы.
(1Кор.7:12-16)

Б. Прелюбодеяние мужа не является поводом для развода . Жена обязана удерживать мужа.

В . «вступление одного из супругов в новый брак в соответствии с гражданским законодательством.» Вступление в какой-либо «брак» при существующем венчанном браке называется прелюбодеянием . Поэтому любой случай прелюбодеяния в связи с которым венчанные супруги просят развод в гражданском суде должен прежде всего перед гражданским разводом и печатью в паспорте иметь письменное разрешение Церкви на отпущение. Отпущение может получить только жена, которая изменила мужу.

Г. Монашеский постриг не может быть поводом для развода ибо сам постриг является браком Жениху Небесному, при живом муже «жена не свободна доколи жив муж ее» , а мы знаем, что в браке Христом для жены является ее муж . Пи этом монашеский постриг не входит в число Таинств и не может быть поводом для разорения Богом совершенного Таинства . Таинство венчанного союза осуществляется на веки вечные, что нам доказывает союз Петра и Февронии в монашеском постриге Евфросинии и Давида. Их постриг совершался при их благоговейном отношении к их браку и их союз не разделяли ни время, ни расстояние, ни смерть. Будучи в разных монастырях они оба всегда были едины, так трижды Давид , будучи на смертном одре, посылал за своей женой, которая обещала прийти к нему если тот будет умирать и на третий раз, когда жена , сказала, что идет к нему, то вернувшийся посланец Давида обнаружил только почившего Давида в его келье , а в келье Евфросинии была обнаружена почившая Евфросиния. "...О сестра Евфросиния! Хощу уже отоитти от тела, но жду тебе, яко да купно отойдем", - велит передать сестре Евфросинии готовый умереть инок Давид. "Пожди, господине, яко дошию воздух (то есть покров) на святую церковь", - отвечает она. "Уже бо мало пожду тебе", - зовет ее Давид во второй раз, но Евфросиния еще продолжает свою работу. "Уже хощу преставитися и не жду тебе", - умоляет инок. И на этот раз Евфросиния, воткнув иглу в недошитый воздух, исполняет его просьбу: помолившись, они умерли в соседних монастырях в один день и час.» Что сочетал Господь, того ничто не может разлучить – ни человек, ни время, ни расстояние. Из Правил святых отцов мы знаем, что если один из супругов хочет принять монашество, то другой либо должен оставаться всегда один, либо тоже уйти в монастырь, но ни о каком разводе речи быть не может. Постриг должен совершаться при благоговейном сохранении Таинства венчанного брака и брачных венцов.


Д. «неспособность одного из супругов к брачному сожитию, явившаяся следствием намеренного самокалечения;» - такое ощущение, что над нами просто кто-то издевается. Иоаким и Анна всю жизнь были бесплодны и только под старость Господь им даровал величайший дар – Богородицу . Захарий и Елисавета тоже были всю жизнь бесплодны и им тоже только в старости был дан величайший дар в виде их сына . Так кто же откажется от великого дара ? Сколько мы можем привести таких примеров из Писаний ? Множество. При венчании нас венчают венцами, Господь нас испытывает на нашу веру и верность нашим венцам , так какая неспособность одного из супругов к брачному сожитию может быть поводом для развода если венчанный брак не может быть разрушен ни одной физической составляющей – ни расстоянием, ни временем , ни чем-либо еще, кроме измены жены.


е) «заболевание одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, а также медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга;» На Руси с древних времен жены прекрасно знали, что если они вышли замуж, то должны терпеть от мужа все до гробовой доски, ибо никто уже не женится на разведенной, это позор, позор сойти с креста, позор бросить мужа в беде, позор не стерпеть побоев, позор при живом муже найти себе кого –либо другого. И какой муж себя будет продолжать считать мужчиной если он в беде бросил немощный сосуд – свою жену ? Болезнь не является поводом для развода, а наоборот является хорошим мученическим венцом для одного из супругов, мучениями мы очищаемся . Так кто же добровольно отдаст свой драгоценный венец ? Разве что Иуда.

Ж ) То, что Бог сочетал, того никто не может разлучить. Только пост и усиленная молитва супруга(и)– это наилучшая помощь его /ее супругу (е), который(ая) по каким-то обстоятельствам безвестно отсутствует.

з) «злонамеренное оставление одного супруга другим;» только прелюбодеяние жены может быть поводом для мужа ее оставить навсегда.

И ) «совершение женой аборта при несогласии мужа или принуждение мужем жены к аборту;» - данный пункт (при существующем законодательстве РФ, которое не воспрещает аборт, не наказывает за аборт ни врачей, ни тех, кто идет на аборт ) является просто богатейшей почвой для тех, кто заинтересован в повышении числа разводов, семейных нестроениях и т.д.

к) «посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого либо детей, установленное в судебном порядке;» в данном случае дается тюремный срок, но к разделению сочетавшихся Таинством Церковного Венчания это отношения не имеет.

л) «неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, наступившая в течение брака, подтверждаемая медицинским свидетельством.» Кто из двоих более болен на голову при полном отсутствии христианской совести ? Тот ли который болен или тот, кто оставляет больного в его беде, будучи его(ее) единственной близкой опорой данной Богом, по особому Таинству Венчания ?


Предлагаю прекратить в лоне РПЦ МП новомодную офисную практику составления каких-либо проектов, и предлагаю впредь решать все вопросы, которые относятся к Таинствам нашей Церкви только теми средствами, которые оставили нам святые отцы – по средствам Священного Писания и Канонов Семи Вселенских Соборов. Предлагаю анафематствовать Поместный Собор 1917-18 годов, поскольку решения этого собора привели не только к убийству Царской Семьи (молчанием предается Бог) , но и к разрушению нашего Государства, Церкви в целом .

Денис Х.

18 авг. 2015 г., 14:41:30

Если кратко то... Исходя из документа, государственная регистрация признается браком но тут же указывается что брак это установленный Богом союз. По тексту понятно почему так происходит но на мой взгляд это очень сложный путь, который вылился в целый документ с кучей пунктов, двояко понимаемых и по-разному трактуемых. Думается что в реалиях современного мира, нужно разделить понятия брака и Божьего благословения. Тем более что само венчание появилось лишь в 9 веке и то после того как император переложил регистрацию на плечи церкви. Отсюда государственная регистрация пусть остается обязательной для каждого, а венчание логичнее сделать дополнением. Конечно важным дополнением но не для каждого кто крестился, а лишь для действительно вооцерковленных людей, которые регулярно исповедуются и причащаются т.е. реально живущих церковной жизнью. Таким образом можно смело исключить часть пунктов т.к. таких ситуаций априори не произойдет (к примеру проблемы с инославными и т.д).

Татьяна

17 авг. 2015 г., 14:51:29

Проект документа «О церковном браке». Неужели это правда? Дело в том, что мы с мужем три года подряд посылали прошения о венчании, но после последнего отказа уже от Патриарха, мы поникли совершенно. Он вдовец с 9 детьми, я после двух браков с 1 ребенком. Но я кресная его младшей дочери, мама которой умерла в роддоме 9 родами....Так получилось, что я забирала девочку с роддома и крестила. Потом 2 года мы просто общались и поддерживали друг друга. А потом и вовсе решили поженится. Я конечно же знала, что нельзя кресным вступать в брак, но я думала кресным между собой, а не кресной и родителю.... Когда мы решили повенчатся нам отказали... 4 года мы уже в браке. Неужели наша мечта о венчании скоро станет реальностью...? я аж расплакалась когда проэкт этот читатала! Конечно же я ЗА этот документ, как простой человек. Вы не представляете скольких вы спасете от уныния! Я долго была в унынии после отказа, пока не поехала в монастырь недалеко от нас и не поговорила с игуменом, поисповедалась, причастилась и успокоилась. И живем с мужем и детьми, а этот документ подарок Божий.

Максим Яковлев, православный (МП РПЦ), г. Санкт-Петербург

17 авг. 2015 г., 14:14:33

Заключение церковного брака с католиками и протестантами разрешено (раздел II, с отсылкой к «Основам социальной концепции…»), но при этом допустимым для прекращения брака считается «отпадение одного из супругов от Православия» (раздел III). Для чего тогда и совершать такие браки, где «один из супругов» уже является отпавшим? Или теперь уже принадлежность к католичеству или протестантизму не является отпадением от Православия?
Необходимо отметить, что разрешение на совершение браков с инославными в дореволюционной России императорского периода было уже серьёзной уступкой духу времени и не может быть в данном случае принято за эталон. Еретичность перечисленных в документе конфессий не подлежит сомнению, а упомянутое 72-е правило Трулльского (6-го Вселенского) собора постановляет совершившиеся браки с еретиками расторгать как незаконное сожитие. Это относится к тем, кто вступил в такой брак, уже будучи православным. Снисхождение в виде сохранения существующего брака относится только к тем, кто вступил в такой брак, ещё не будучи православным. Поэтому совершение церковных браков с инославными предлагаю запретить. Тем более, что соблюдение условия (точнее, пожелания) воспитывать детей в православной вере проверять никто не будет, да и проверить, строго говоря, невозможно. Допущение данных браков размывает границы православия и входит в противоречие с догматом о Церкви.
Серьёзные возражения вызывает также расширение списка «допусков» к расторжению брака. Дореволюционная практика знала только 4 таких случая:
1. Прелюбодеяние;
2. Неспособность к брачному сожитию (врождённая или вообще добрачная)4
3. Безвестное отсутствие в течение определённого времени;
4. Присуждение к наказанию, соединённому с лишением всех прав состояния.
В качестве особого случая рассматривался вопрос о вступлении одного из супругов в монашество (Булгаков С.В. Настольная книга священнослужителя).
Пункты е) и л) раздела III разрешают расторжение брака в результате тяжких заболеваний одного из супругов, «которые могут быть уподоблены естественной смерти». Интересно, что в список тяжких заболеваний попала, например, проказа. Актуальность этого для Русской Православной Церкви более чем сомнительна. Во всей России в 2007 году было только 600 человек, больных этой болезнью; к тому же, при своевременной диагностике проказа полностью излечивается. Алкоголизм, конечно, более актуален, но и тут возникают вопросы. Вообще, складывается впечатление, что приведённый в проекте список болезней, при которых возможно расторжение брака, будет со временем расширяться: неизлечимых болезней довольно много, и расширить их список уже не соборным, а каким-нибудь келейным решением, «исходя из икономии», будет гораздо проще.
Для чего это предлагается? Ведь если человек не хочет или не в состоянии ухаживать и терпеть свою «больную половину», он и так не будет этого делать. Если захочет найти нового, здорового сожителя – найдёт. Но зачем для этого развенчивать? Не для того ли, чтобы успокоить совесть? Мне кажется, что указанные пункты нужно исключить из проекта или сделать их действительными только при согласии обоих супругов.
Пункт к) из того же списка нужно как-то конкретизировать, чтобы под него не подпал бы, например, случай, когда кто-то из супругов пытается приучать детей к посту, что, по светскому законодательству, да ещё при наличии заявления второго супруга, вполне можно квалифицировать как «посягательство на здоровье».

Алексей

17 авг. 2015 г., 9:23:50

«В эпоху гонений христиане не допускали компромиссов с государственной языческой религией и предпочитали мученическую смерть участию в языческой обрядности. Однако и в этот исторический период они вступали в брак таким же образом, как и остальные подданные римского государства. «Они(то есть христиане) заключают брак, как и все», – говорит христианский писатель II века (Послание к Диогнету, V). При этом браки христиан, как и все прочие важные дела, совершались с благословения епископа...»
Такой контекст подталкивает к доведению до следующего логического завершения: «Если даже во времена языческого государства христиане заключали брак «как и все», то что препятствует этому во времена государства светского?» Надо что-то менять: либо контекст, либо отношение к венчанию.

Геннадий Ядренцев

17 авг. 2015 г., 0:31:09

“Церковь также не разрешает венчать следующих лиц…не достигших минимального возрастного ценза согласно действующему гражданскому законодательству…» (Гл.1 , п.З)
Вызывает недоумение : а собственно почему мы в таком весьма важном вопросе должны ориентироваться не на православную традицию и не на многотысячелетний опыт человечества, но на современное гражданское законодательство? Тем более нынешнее светское законодательство все дальше и дальше отдаляется не только от христианских, но даже и от традиционных общечеловеческих представлений о норме брака. Эти извращения касаются и возраста брака, который, как мы видим, все более и более увеличивается…
По статистике в нашей современной России средний возраст начала половой жизни составляет 15-17 лет. Собственно, так было и до революции (точнее даже на1-2 года ниже). Но раньше это было в законном браке, теперь- в блуде. Раньше это было, как правило, с одним человеком и на всю жизнь; теперь, как правило, имеют множество «партнеров» и на короткое время. Раньше все это приводило к спасительному деторождению, теперь к проклятым детоубийствам (абортам). Раньше это вело к жизни, теперь ведет к смерти…
Когда современные юноши и девушки вступают таки к 25-30 годам в брак, то в виду их среднестатистического 10-15летнего пребывания в блуде их души и телеса настолько уже развращены, что уже даже на физиологическом уровне при всем их желании практически невозможно сохранить верность. Их «организм» требует, как они выражаются, «разнообразия». И это приводит к разводам. Так зачем же нашей Церкви потворствовать современному мировому тренду в области семейного права, стремящемуся все дальше и дальше отодвигать брачный возраст ?(конечная цель данной тенденции ясна- окончательно развратить людей, уничтожить всякую здоровую брачную норму, упразднить брак как таковой)
Просим Святейшего Патриарха внести поправки в Проект, дабы в вопросах возраста венчающихся ориентироваться не на современные, дурно попахивающие брачные законодательства, но на православную традицию (которая, в целом, едина со всеми мировыми религиями на протяжении всей истории человечества).
Геннадий Ядренцев, православный христианин, Гатчинская епархия Русской Православной Церкви, г. Луга.

Алексей

14 авг. 2015 г., 9:15:03

Во всём проекте документа систематическое (или даже системное) смешение таких базовых понятий как «брак» и «венчание», «таинство» и «последование». В документе такого уровня необходимо вначале дать чёткое понимание (может даже форлулировку) того, что является «таинством брака» и что является «последованием венчания», и только после этого ставить вопрос о церковном браке.

Владимир Фокин

13 авг. 2015 г., 23:27:16

Доброго времени суток.
1. По тексту проекта проскакивает формулировка "в соответствии с гражданским законодательством", однако заключение брака происходит в соответствии с нормами семейного законодательства, поэтому целесообразно изменить формулировку или сделать сноску о том, что под гражданским законодательством здесь и далее понимается законодательство устанавливающее условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулируещее личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи.
2. В проекте не освящен вопрос о том как поступать священнику, если его просят повенчать супругов с большой разницей в возрасте.